Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: ajja (список заголовков)
01:07 

Объявление

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Деятельность соо приостановлена до лучших времен :small:

23:45 

Шин: Звонок

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Их продали в дораму, а это значило, что свободного времени ближайшие три месяца не предвидится. Съемки шли целый день, серия выходила раз в неделю, а выступления и репетиции никто не отменял. Они, конечно, сокращались. В "дорамный" сезон Тодо старался большинство мальчиков распихать по телевизионным проектам. Но только концерты приносили максимум доходов Конторе.
У Шина уже сводило зубы от очередной школьной истории, где им с Кано предстояло сыграть друзей, тем более, что их дружба в последнее время трещала по швам, как старая школьная форма. Вся съемочная группа это чувствовала, режиссер же прямо заявлял:
-Накамура-кун, Йошида-кун, ваши личные отношения меня не волнуют. Покажите мне истинную дружбу. Я должен видеть, Йошида -кун, что ты заботишься о нем.
-Я забочусь о нем, -хмуро отозвался Кано, отворачиваясь от Шина.
Они сидели в павильоне верхом на школьных партах в расстегнутых школьных куртках и вытирали полотенцами шею и лицо. По спине противно стекал пот, хотелось спать, за неделю растворимая лапша успела встать поперек горла, а режиссер-сан им тут толкует о том, как должны вести себя настоящие друзья. Шин зло посмотрел на невысокого мужчину в бейсболке. Что могут знать о школьной дружбе мальчики из Тодо-продакшнз, где между ребятами только соперничество и конкуренция, где нет гарантии, что тебя не подставят парни из собственной группы, где даже человек, называющий себя твоим другом следит за тобой и доносит начальству?
Накамура вообще не любил сниматься в дорамах, а в школьных тем более. Над ним обычно все три месяца витало гадкое чувство потраченной жизни, ну или исчезнувших в никуда лет. Он не испытал такие важные вехи в жизни каждого подростка, как старшие классы, та же пресловутая школьная дружба, страх перед экзаменами, первая любовь. Даже его любовь имела дикие извращенные формы, которые не снились ни одному японскому подростку. Его первая любовь грозила стать последней, предварительно сломав ему жизнь.
Он с трудом сдерживался. В сцене школьной драки чересчур сильно двинул Кано в челюсть (честно говоря, давно хотелось), и того потом целых полтора часа перегриммировывали, а Шин выслушал лекцию о системе Станиславского и о том, насколько она неприемлема для жанра дорам. Когда нужно было взять за руку героиню, он с тупостью уставился на чужую, не Самантину, ладонь в своей руки, и никак не мог изобразить на лице нужного режиссеру выражения. Он чуть было не закурил у мусорных баков за павильонами, но бдительный Кано выбил из руки сигарету.
- Идиот, нельзя так подставляться.
-Иди ты... - и Шин конкретизировал куда.
Кано не стал на него наезжать, даже не огрызнулся, а только долгим и внимательным взглядом посмотрел на друга, как будто тому поставили смертельный диагноз.
В обеденный перерыв Накамура не знал, куда себя деть. Обедать со съемочной группой он не желал, тем более к нему опять пристанет со своим бенто Итобуро Цикуси и понесет всякую чушь про то, что ему надо хорошо питаться и снова начнет тыкать пальцем ему в грудь. Лучше бы она обратила внимание на Кано, может он бы трахнул ее где-нибудь в подсобке. Все парни из их "класса" без конца пялились на грудь Цукуси, на которой буквально лопалась школьная форма, но Итобура почему -то все время совала свое вымя исключительно под нос Шину. Это так раздражало!
Как и следовало ожидать, надолго его одного не оставили.
-Че ты везде таскаешься за мной? Я могу спокойно... хотя бы ...поссать, без твоего присутствия?
-Здесь? - Кано намеренно округлил глаза и заржал.
-Съешь уже что-нибудь, - друг поставил поднос на какой-то ящик.
-Я не собираюсь больше есть это китайское дерьмо!
-Накамура, ты стал такой утомительный...- Йошида пожал плечами и принялся уплетать лапшу, быстро орудуя палочками. - У-у, вкуснятина!
Шин с сомнением глянул на упаковку.
Ну просто ноль актерского дарования. Так в детстве делала мама, когда он капризничал и отказывался есть. Она начинала с энтузиазмом есть что-нибудь невкусное, но полезное, и так же неубедительно выражать восторг от еды.
Накамура поднялся со складного стула и хлопнул себя по бедрам.
-Все, Кано-кун. Ты как знаешь. Можешь прямо сейчас бежать к Папе-Тодо. Можешь созвать пресс-конференцию, можешь выбить мне зубы, но я иду звонить... Саманте... Понял? Если ты рискнешь встать на моем пути, я похороню тебя в этих ящиках. Потом всей съемочной группой будут откапывать. Я перешагну через тебя в любом случае. Можешь угрожать и шантажировать. Бесполезно. Если ты поставишь на кон нашу дружбу, что ж я как-нибудь проживу и без нее. Мне ее достаточно на съемочной площадке...
Кано со свистом втянул повисшую на губах лапшу:
- Все сказал?
-Н-нет... И если...
-Я понял...
-Ч-что ты понял?...
-Иди, - Кано бросил в мусорку пустую коробку.- Иди. Я больше не буду участвовать в этом глупом самоубийстве. Делай что хочешь.
Накамура закусил губу, сунул руки в карманы курточки и, запнувшись о провод, быстро пошел к тому месту, где еще неделю назад заприметил телефон-автомат. Кано молча следовал за ним.
-Моши-моши, - Шин даже покачнулся, когда услышал тихий знакомый голос.
Э-э-э...Э-это я...- в трубке повисла тишина.
-Прошу прощения, Сэм-тян... Сильно извиняюсь... Я виноват... я не мог...
-Все хорошо, Шин. Ты позвонил, все хорошо.
-Я..я не мог... У меня забрали телефон... - признаваться в этом было унизительно, как будто он не мог отстоять право на малейшую независимость.
-Я...
-Я так рада, Шин-кун,- У Шина сжалось сердце. Она рада. Она тоже скучала. А он уже накрутил себе немыслимые картины, что Саманта устала от их дурацкого вывернутого романа и решила спокойно жить без него... Заниматься учебой, готовиться в Тодай, играть на скрипке, дружить с каким-нибудь обычным хорошим мальчиком...
-Я скуча-ала...
-Я тоже...
За спиной Кано раздраженно хрустнул зубочисткой. Шин, через плечо обернулся на друга и снова уткнулся в телефон, прижимаясь горячим лбом к холодному пластику. Фиг с ним, с Кано... и с ними со всеми... главное, он снова слышит Саманту.
-Я ... - он чуть было не выдохнул "люблю тебя", но спохватился и закусил губу.. Что с ним такое? Начитался сценария? Переготовился к роли? Откуда эти слова возникли на его языке и чуть было не слетели с него с такой легкостью? Ведь, если бы он это сказал... то... это бы значило... что все настолько серьезно...
Дурак, разве ты не видишь, что все итак серьезно?... К чертям летит карьера, многолетняя дружба, здоровье... И что теперь делать?

@темы: Шин

22:43 

Кано: Ромео, вашу мать

ajja
ребята, давайте жить дружно...
- Хрена ты у меня тут поселился?
Кано проигнорировал заявление друга и продолжал тушить мясо.
-Я могу хоть пару часов побыть один?
Йошидо отвлекся на кота, отодвинув его ногой от плиты.
-Не трогай его, живодер!
Кано скрипнул зубами и напомнил себе, что утром собирался держаться до последнего, поэтому миролюбиво сказал:
-Чего разорался, Шин-кун? Больно мне твой кот сдался. Приучи эту скотину не путаться у меня под ногами.
Он наконец снял с плиты мясо, разложил по тарелкам и поставил одну из них перед носом Шина.
Накамура, разумеется, отворотил рыло.
-Я не буду это есть.
Кано едва сдержался, чтобы не дать этой примадонне сковородой по балде. Остановило только то, что этот ебнутый Ромео вполне может закрыться в ванной и как-нибудь тупо вскрыть себе вены - не смертельно, так как вряд ли справится, а гадко, грязно и нелепо. Потом придется звонить в больницу, отвечать перед Папой-Тодо, отмывать ванную...
-Если не будешь жрать, я свяжу тебе руки, и запихну это чертово мясо насильно. Как ты относишься к небольшим садомазохическим развлечениям, Шин-тян? - невозмутимо продолжал Йошида, с аппетитом вгрызаясь в самый большой кусок.
Накамура положил ногу на ногу и уставился на свой безупречный маникюр. Он кусал губы, а это был верный признак, что друг еле сдерживается.
-Тебе не противно шпионить за мной, Кано, а потом доносить Тодо? - процедил сквозь зубы Шин, брезгливо отодвигая тарелку.
-Не-а. Это ты у нас Принцесса в хрустальном замке, а я - скромный привратник, просто смотрю, чтобы не пришли большие серые волки и не уперли нашу красавицу, - тот подцепил палочками второй кусок мяса.
-Я... - Шин покривил губы - дам тебе в рожу... сейчас. Если ты тотчас не уберешься.
-Ну, дай, - согласился Кано, - если тебе от этого полегчает. - Кусок мяса выскользнул из палочек и шлепнулся в тарелку, разбрызгивая соус.
-Чтоб тебя, - подпрыгнул Накамура, вытирая брызги со щеки и устремляясь в ванную.
Пока он там умывался и громко вспоминал всевозможные ругательства, Йошида вытер стол и положил себе овощей. Проблемы друга не должны лишить его аппетита. Негласно в Агенстве за Шином установили наблюдение. Никаких звонков, никаких прогулок в одиночестве, никаких несанкционированных интервью. Официальная версия произошедшего заключалась в том, что еще в Осаке Накамура Шин пообещал талантливой девочке, которую объявлял, особую награду - совместный поход в кино. И как только у него выдалось свободное время, исполнил обещанное. Какой замечательный мальчик, Накамура Шин, лицо современной японской молодежи. Не пьет, не курит, девственник (а вы что подумали, не верьте фансервису). К тому же всегда держит слово. "Че-то он там подозрительно затих..." Кано тихо поднялся и выглянул из-за панели, отделяющей кухню от зоны гостиной. Так и есть. Ну глаз да глаз за засранцем.
Йошида одним прыжком пересек комнату и выбил из руки Шина свой сотовый. Накамура сверкнул глазами и толкнул друга. Тот едва сохранил равновесие и со всей силы дернул парня на себя. Шин не удержался и они упали вместе на голубой ковер. Накамурапрошипел матерное ругательство и больно двинул Йошида коленом в живот и, пока Кано хватал ртом воздух, дополз до телефона.
-Фиг тебе! - Йошида вцепился в штанину друга и потянул на себя. Пальцы Шина пробороздили по ковру, он отчаянно лягнул Кано. Даже куда-то попал, потому что тот взвыл и тоже его пнул. Из последних сил Йошида навалился на Шина, отпинывая телефон подальше, и они прокатились по ковру, пока не уткнулись в диван. Кано оказался наверху. Он торжествующе уселся на друге, удерживая его руки.
-Все. Хватит, - он смачно съездил Шину по физиономии. Из разбитой губ Накамура потекла кровь. - Я не позволю тебе портить свою жизнь! Ни хуя не думаешь о других! Поганый эгоист! У тебя мать и сестра или забыл?
-Тебе не понять, - выдохнул Шин, слизывая кровь - пусти, козлина!
-Хрен тебе. Я не позволю звонить ЕЙ. Вообще подумываю, не нанять ли киллера... Эй ты чего?!... Опять!
Глаза Шина наполнялись слезами и из-за этого казались почти алмазными.
-Тьфу ты! Че ты вечно как девка.. Ревешь и ревешь, .. А-а-а, задолбало все!! - Кано вскочил, отряхнул джинсы, заправил выбившуюся футболку, подобрал телефон, накинул куртку и, оглянувшись на Шина еще раз, вышел, хлопнув дверью.
Накамура беспомощно лежал у дивана и хотел умереть. Слезы высохли, губу саднило. Ему казалось, что в нем сломалась какая-то пружина, села батарейка. Он совсем не мог собрать себя. Это давление вокруг мешало дышать, делало жизнь совершенно невозможной. Что это такое... Он даже не может позвонить своей девушке... Прямо не Токио, а какая-то Верона. (Ах, да. Он же не читал Шекспира).

@темы: "Кано" "Шин"

22:12 

Рен: 24-й каприз Паганини

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Рен знал, что, несмотря на свою юный возраст, выглядит представительно. Киодо-сан тоже так думал.
-Надеюсь на хорошую работу с вами, - Ямада поднялся с кресла и склонился в медленном поклоне. Его посетитель сделал то же. После того, как за господином Киодо закрылась дверь, Рен упал в кресло, сдул с лица челку и развязал галстук. Довольно улыбнулся, осматриваясь.
Его первый кабинет, первая сделка, первый клиент. И какой! Киодо-сан - один из крупнейших заказчиков в Токио.
Одно плохо, - в этом первом кабинете никак не работал кондиционер и не было холодильника.
За хороший бутерброд парень сейчас мог пожертвовать двумя, нет, тремя своими коллекционными рыбками... Бутерброд и бутылочку колы.
"Ладно, поедим у Дамиани, если Саманта-тян не заготовила мышьяк".
Сегодня у него была встреча с Рокуэллом.
Рен снова завязал свой бледно-голубой галстук, поправил темно-серый костюм, отмахнул рукой в сторону длинную челку и вышел из кабинета.
Проходя мимо своего первого секретаря, он на секунду обернулся:
- Нумико-сан, я сегодня уже не вернусь.
Девушка поднялась и церемонно ему поклонилась.
-До свидания, Ямада-сан.

Рокуэлл открыл ему дверь в темных джинсах и светлом хлопковом пиджаке. Рен ни разу не видел за эти месяцы, чтобы Дамиани так одевался.
-Прошу прощения, Ямада-сан, но сегодня наше занятие пришлось отменить. Я иду на выступление Саманты. Если хотите, присоединяйтесь.
Рен секунду подумал:
-Саманта-тян выступает?
-У нее зачетный концерт в консерватории. К сожалению, она в последнее время уделяла мало внимания музыке...
Рен слегка наклонил голову:
-С удовольствием пойду с вами, Дамиани-сан. Ваша сестра серьезно занимается. Вы должны в нее верить.
Ямада сто лет не бывал в консерватории. Предложение Рокуэлла вызвало много воспоминаний. Нет, не люди, не лица встали перед глазами Рена, а он снова услышал обрывки мелодий, вырывающиеся из-за дверей классов, голос Огивари-сана, мягко отсчитывающий такты, вспомнил запах цветущей сакуры, растекающийся в пустой аудитории.
Каждый мастер должен был владеть каким-нибудь музыкальным инструментом. Когда пришла ему очередь выбирать - Рен выбрал рояль. Этот инструмент позволял максимально сосредоточиться, наиболее полно завладевал вниманием и обострял внутреннюю точность, учил сосредоточенности и требовал большого усердия.
Даже вид инструмент завораживал.
-Почему вы остановили свой выбор на самом европейском инструменте? - спросили его...


"Послушаем, что выдаст наш кудрявый виртуоз". Рен хмыкнул, устраиваясь на предпоследнем ряду.Его наряд как нельзя лучше соответствовал такому случаю. Рядом с ним Рокуэлл Дамиани с хрустом разминал пальцы. Лицо его оставалось как обычно бесстрастным.
Рен отметил, как зашептались и запереглядывались девушки вокруг. С тех пор, как он вышел из своего затвора, его озадачивало такое повышенное внимание женщин к своей персоне. Должно быть, они находят меня достаточно симпатичным, подумал он, удерживаясь от того, чтобы показать им язык и сказать "бу". Что могло проканать с Самантой, вряд ли было бы понято консерваторскими девушками.
Выступающие играли по-разному.
Чуткие уши Рена несколько раз уловили небрежность и даже фальшь, что заставило его поморщиться. Он покосился на преподавателей. Те, казалось, не заметили эти огрехи. Ками-сама, ну зачем ему таки уши! Одно неудобство. Как-то раз он полюбопытствовал, от чего же все-таки с ума сходит крошка-Саманта и послушал "Итидо" - чуть не получил эмоциональное расстройство. Хоть бы один из шести в ноту попал! А композиционный рисунок... какая там, впрочем композиция!
Наконец вышла Саманта, смурная и в трауре. А-а-а, понятно. Розовые сопли... нас бросил мальчик... Эта слащавая бездарность...
Чего-то итак долго продержался. По подсчетам Ямады, это должно было произойти раньше.
Саманта мрачно посмотрела на комиссию, обреченно приладила скрипку на плечо, нахмурилась и опустила смычок на струны.
Рен тысячу раз слышал 24-й каприз Паганини, но этот тысяча первый его поразил. В нем была грусть, скрытая агрессия и отчаяние. Крошечная девочка в белом платьице бросала вызов большому и злому миру. Наша Сейлормун и ее волшебная скрипка.
Рен даже не обратил внимание на огрехи в ее исполнении. Он подался вперед, вглядываясь в серьезное личико со сжатыми губами. Что-то было в этой девочке. Он давно уже это такое почувствовал. Давно его мысли блуждали возле Саманты Дамиани и не могли найти хоть какого-то определения. Это даже изматывало. Он привык, что мысль должна быть конкретна. Этому Рена учили, это в нем выращивали, на это тренировали. А теперь, когда его мысль не имела четких очертаний, была вязкой и рыхлой, он впадал в ступор. Это уже из области Атоши.
Скрипка умирала в руках Саманты. Рен видел, какие были вытянутые лица у комиссии. Им, похоже. нравилось. но они не догоняли...
Он должен быть рядом с ними, чего бы это не стоило - с этими двумя - братом и сестрой. Рен это знал точно. Наконец мысль приобрела четкие границы. Он испытал облегчение. Ошибки быть не могло.
"Не бывает ошибок," - всегда обламывал его Атоши, Ну, его, психодела, а аналитик Ямада Рен был твердо уверен, что ошибки случаются.
Они не существовали один без другого - эти брат и сестра. Они являлись одним целым, одним организмом, инь и янь, холодным и горячим, мертвым и живым, сердцем и волей, черным и белым. Они воплощали в себе вечную Идею, единое Начало. И Рену нужна их сила, которую они за собой не знают.
Они всегда будут вместе, эти двое. И он будет с ними. нерушимая Триада.

...Журналистика, какая нелепость. Только музыка - ее призвание... Если пристрелить Накамура, запереть ее в четырех стенах, посадить на хлеб и воду, и заставить заниматься только скрипкой...

@темы: Рен

18:47 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Мицуи Маки


[url=www.tiniergoodies.com

Йошида Кано


[url=www.tiniergoodies.com

@темы: арт

01:04 

это так весело, оказывается))))

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Накамура Шин


Tinier Goodies

Асакура Хаято


Tinier Goodies
запись создана: 08.12.2010 в 00:34

@темы: арт

02:00 

Шин: кинотеатр

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Когда он входил в Контору, ему со всех сторон слышалась траурная музыка и казалось, что все вокруг молча расступаются по сторонам. Шин прошел мимо разом притихшей охраны.В гробовой тишине за ним захлопнулись двери лифта. Он вышел на нужном этаже и почти уткнулся в грудь Рюу. Тот испуганно пискнул и растворился. Миновал обалдевшего Суммару и боком вполз в раздевалку. Хотя, лучше бы сразу на ковер к Тодо-сану. Все равно скоро придется идти туда, но уже "под конвоем". В раздевалке сидел Кано. Он тоже молчал и злобно сверкал глазами.
Шин сел за свой гримировальный столик и какое-то время просто сидел, опустив голову, бесцельно глядя на блеск для губ. Плохо сдерживаемую ярость Кано он чувствовал спиной.
-Я знаю, - сказал Накамура, на всякий случай опережая реплику друга.
Йошида пожал плечами и с треском захлопнул пудреницу.
Тодо-сан пришел сам и с порога заявил:
-Пошел вон, Йошидо.
Тот резво выкатился в коридор, где наверно уже собралась взволнованная общественность.
Шину было страшно. Но по-настоящему страшно ему было вчера вечером, когда Накамура втолкнул перепуганную Саманту в такси и сам плюхнулся следом. Когда они отъехали от злополучного кинотеатра и он снова смог нормально дышать - вот тогда ему стало очень страшно, а сейчас после бессонной ночи, после бесконечного количества выкуренных сигарет и полтора десятка выпитых чашек кофе, уже не было так страшно. Ему скорее всего было никак. Ну, конечно, не совсем безразлично... Можно сказать, Шин смирился с неизбежным... пока не увидел Хозяина.
-Меня не интересует то вранье, которое ты придумывал всю ночь, - медленно произнес Тодо-сан, аккуратно положив на стол перед Накамура несколько листов бумаги.
-Меня не интересует. что ты делаешь с той девчонкой, но она должна исчезнуть. Я больше не хочу о ней слышать, понял?
Шин смотрел на свои кроссовки.
-Не слышу!
-Да, Тодо-сама. - он сглотнул и почувствовал, как глаза наполняются слезами. Только бы не разреветься перед этим старым козлом.
-Не вздумай тут реветь, - предугадал Тодо-сан это позорное желание.- Вот прочитай, - он кивнул на бумаги.-Здесь официальная версия произошедшего и вызубри к концу дня. Займи свою пустую хорошенькую головку хоть чем-нибудь, кроме блондинистых школьниц. Да и телефон...
-Э-э-э?... - парень оторопело сквозь слезы посмотрел на Тодо-сана.
-Те-ле-фон!
-Х-хай... - Шин потянулся в карман за телефоном. Как назло он сегодня влез в слишком тесные джинсы и мобильник пришлось таки выковыривать из кармана. При этом Накамура чуть червем не сполз с кресла. Хуже не придумаешь. Он ревет и извивается на глазах у Папы-Тодо.
Когда хозяин наконец отвалил, забрав телефон, прочитав короткую нотацию о недопустимом поведении и перечислив все санкции, Шин влетел в гардеробную, дрожащими руками задвинул защелку и уткнулся в ворох блестящей одежды.
Он плакал почти навзрыд и никак не мог остановится. Каждую минуту Накамура вытирал глаза и старался дышать глубоко, но его снова сотрясала новая волна всхлипов. Парень слышал, как в раздевалку ввалились ребята, загалдели и замолкли, прислушиваясь к его рыданиям. Он прикусил костяшки пальцев, чтобы заглушить всхлипы и решил не выходить отсюда до позднего вечера.Опустился на пол, прислонился к стене. В рот тут же попали перья какого-то боа. Парень не мог вспомнить, когда и кто наматывал его на себя.
Отплевавшись, Шин плакал уже беззвучно, вытирая лицо рукавом кановской рубашки с кружевами.
А все лишь из-за того, что он вчера сходил в кино... С девчонкой... Просто сходил в кино.
Погода была так себе и они с Самантой не придумали ничего лучше, как пойти на какую-то французскую драму, которая шла по кинотеатрам в рамках программы европейского кино. Когда они зашли, фильм уже начался. Шин сам потащил Сэм на задний ряд. Тащил за руку и усмехался. Ему казалось чертовски забавным то, чем он собирался сейчас заняться. Как американский подросток, а не японский айдол.
Саманта, ничего не подозревая, уселась рядом и шепотом стала ему что-то объяснять про режиссера и фильм. Она его то ли раньше видела, то ли где-то о нем читала... Шин не слушал. На фиг ему какие-то французы, когда рядом сидит такое неземное создание и так невинно хлопает ресницами и шевелит губами... Этими мягкими пухлыми губами... Он со времен Осаки никак не мог забыть эти губы... Утром в ванной, неизменно представлял, как эти губы обхватывают... и впадал в краску, переключая душевой кран на холодный режим, с большим желанием приложиться лбом о голубой кафель.
Саманта болтала, Накамура смотрел на ее воодушевленный профиль. Что за девчонка! Хлебом не корми, дай прочитать ему лишнюю лекцию в целях дополнительного образования. Шину было абсолютно наплевать на задумку автора, он только чувствовал необходимость закрыть Саманте рот и сделал это.
Наклонившись к ней, развернул ее лицо за подбородок, отвлекая от экрана и зажмурившись, поцеловал. Язык привычно раскрыл ее губы. Сэм издала какой-то невнятный звук, слово "неореализм" застряло у нее на губах и он слизнул его языком. "Неореализм" на вкус был клубничным и наполнен бесцветным блеском.
После минутного потрясения Саманта сползла пониже в кресло и, похоже, забыла о проблемах французского кинематографа. Она уже с готовностью открывала рот и Шин мог хозяйничать в этом теплом месте на полных правах. Он целовал ее, пока не закружилась голова, тогда лишь оторвался и рассеянно посмотрел на экран. Саманта испуганными глазами глядела из-за его плеча. Она что-то увидела и вспомнила то, на чем ее прервали:
-Так вот, направление итальянского неореализма оказало влияние...
"Нифига" - подумал Шин и снова закрыл ей рот, сразу врываясь в ее губы, что даже испугался, как бы белокурый каваий не задохнулся.
Два часа блаженных поцелуев кончились, когда пошли титры и зажегся свет.
Шин заморгал глазами, не сразу вникнув в то, что произошло.
Когда он оглянулся на утонувшую в кресле Саманту, то увидел, что она становится пунцовой как обивка сиденья. Накамура буквально задохнулся от какой-то переполнившей его нежности, но спохватился, крепко взял Сэм за руку и увлек к выходу. Надо было сматываться, пока не опознали. Черт бы побрал его рассеянность. Впопыхах Накамура забыл надеть свои очки. Совсем от поцелуев поплыли мозги...
Когда они уже выходили из кинотеатра, покрасневшие и взволнованные, не замечающие ничего вокруг, рядом раздался крик:
-Накамура Шин! Накамура Шин!!
Парень затравленно обернулся, но было поздно. Их увидели и все остальные. Сразу несколько десятков рук взметнулись с телефонами и цифровыми фотоаппаратами. Черт, черт, черт. У-у-у, озабоченный урод...
Уже через час интернет забьют этими размытыми, но очень конкретными снимками, где Накамура Шин держит за руку ученицу школы Хирото, и беспомощно заслоняется от фотовспышек.
Он не помнил, как запихнул Саманту в подъехавшее такси. Только помнил, как озирался на него и на толпу, бежавшую за машиной, водитель. Ну вот и он туда же...

-Ши-и-ин-кун, - за дверью гардеробной поскреблись. Голос Кано был подозрительно ласковым.
Шин размазал по лицу последние слезы и прислушался.
-Они все ушли...вылазь, а?
Накамура молчал и шмыгал носом.
-Ба-а-ака. Что ж ты делаешь. скотинка? Там внизу журналисты... Давай посмотрим, что ты им скажешь...
Шин ни на секунду не поверил Кано... Не может такого быть, чтобы Йошида говорил таким елейным голосом. Точно, стоит ему выйти, как на голову обрушиться как минимум маникен. Но все равно, надо идти, умываться, наносить тонны косметики и отравляться к журналистам... И улыбаться... улыбаться... FUCK!

@темы: Шин

01:39 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
стащила у The Sh@dow

Саманта


Tinier Goodies



Tinier Goodies
как вставить в Дайр: reina.diary.ru/p123601724.htm

@темы: арт

03:04 

ХАЯТО

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Они отвлеклись на ревущего неподалеку ребенка - вредный тамагочи выпрашивал мороженое, видимо, уже не первое за сегодня - и вернулись к разговору.
-Я не сдамся.
-Я предлагал это выяснить, так сказать, традиционно.
-Я не хочу с тобой драться.
-Потому что я тебя уделаю?
-Вряд ли, но твои отморозки точно порежут кого-нибудь из моих.
-И в чем проблема? - Хаято уже надоели эти чудеса дипломатии. Его парни сидели в тенечке шагах в двадцати. пугая своим видом детвору. Парни его противника скучали в другой стороне и были тоже не менее колоритны.
-Мне насрать, что ты был правой рукой у Сарухаро. Я говорил с ним, он это место передал мне, - Хаято допил свое пиво, давая понять,что в принципе, разговор можно закончить, в противном случае всегда можно прогуляться до Пустоши.
-Ты, что к нему лично в тюрьму ездил, Кицунэ-сан? Прямо на папашином лимузине?
-А если и так, Ёгарасу-сан?
Когда обмен любезностями доходил до подобных вежливых форм, все стоящие поблизости начинали машинально нащупывать в карманах кастеты и ножи. Хаято хотелось уже быстрее отметелить этого ублюдка и получить законное свое. И наплевать, что у того в два раза больше парней.
Ёгарасу, однако, не спешил ставить точки над i. Его можно было понять. Территория этого Луна-парка была лакомым кусочком.
-На хрен тебе этот детский сад, Кицунэ? Стало мало Пустоши? Ни одна стычка не проходит без твоего ведома, а тут что? А мы, - парень махнул в сторону своих ребят, - люди мирные. Ты же устроишь здесь Королевскую битву, потом залезешь на гору трупов и будешь бить себя в грудь, как Тарзан.
-Ты трус, лжец и все слова твои пиздежь. Спорим, ты не сказал своим, что Сарухаро все отдал мне, а тебя задвинул? Не смог признаться, что он тебе не доверял? Представляю эту пламенную речь: эти лисы, эти шакалы хотят отнять у воронов их землю! Неужели ворон лисе глаза не выклюет!? Ты же всегда так цветисто выражаешься. Думаю, Сарухаро опасался, что пока ты понтуешься и разглагольствуешь на его месте, придут китайцы и массово потопчут ваших бравых парней.
Ёгарасу нервно сжал серебряный амулет с вороном и покосился на своих ребят, не слишком ли они с Хаято разорались.
-Я предлагаю другой вариант, так сказать, без кровопролития. Ты и твои дружки, ушлые и подлые, ни хуя не соблюдаете субординацию. Все знают, что Кицунэ не остановить, прет как бешенный бизон, одно, что Лис.
- Чего ты хочешь, Ёгарасу-сан? Сделку?
-Типа того...
Хаято сплюнул на пол кафе. Этот ублюдок точно был трусом.
-Какую еще на хрен сделку?!
-Щас, придумаю. - парень закрутил головой. - А-а, вон, если та девчонка тебе даст, то мы сваливаем, делай здесь, что хочешь.
-Какая девчонка? - Хаято обернулся.
В кафе, действительно, зашли четверо: две девушки и два парня и заняли столик неподалеку.
-Вон та блондинка с подругой и парнями.
-Где ты видишь парней? - хмыкнул Хаято.- Я вижу двух пидоров. Но почему она?
-Во-первых, я ее знаю. Не помню, как зовут, но она выиграла чемпионат по танцам в Осаке. У меня сестра там же выступала, во-вторых, на ней форма школы Хирото а это очень снобское заведение, так что вряд ли тебе обломится. В-третьих, она из Европы, а нас там держат почти за обезьян, хотя ты та еще обезьяна, так что точно тебе не светит. В-четвертых, у нее, похоже, есть парень.. -так что ты в пролете. В- пятых, ты увел у меня подружку и мне будет приятно, если тебя кто-то отошьет, и в-шестых, я, в натуре, не хочу с тобой драться. Сарухаро, как прирезал того парня, думаю тоже больше не сторонник поединков, чтобы ты там не говорил.
-Думаешь, у меня есть время бегать за какой-то девкой?!! - заорал Хаято, почти замахиваясь.
-А ты найди, если хочешь этот парк, - Ёгарасу затушил в пепельнице окурок и поднялся.
Хаято в бешенстве еще раз обернулся на девчонку. Она что-то весело говорила своей подруге и они хихикали, дразня своих пидоров или заигрывая с ними - Кицунэ отсюда было не видно. Ладно, хрен с ним, с Ёгарасу, девчонка вроде стоила того, чтобы потратить на нее немного времени. Надо узнать у папаши, что он думает о школе Хироко.

02:57 

Кано: школьницы

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Кано крутнулся перед зеркалом, любуясь на то, как сидят на бедрах джинсы с черно-розовыми подтяжками. Одна из них подчеркивала голубой цвет майки с героиней его любимого аниме, вторую - Кано небрежно спустил с плеча.
-Ну как? - он вышел из примерочной и предстал перед Шином. Друг оглядел его и хмуро резюмировал:
-Средняя группа детского сада.
Кано поджал губы и с трудом воздержался от ехидного замечания, что новый шарфик друга бледно-лилового цвета, обхватывающий его тощую шею и вяло спадающий на впалую грудь, очень смахивает на забытый женский чулок.
Они итак в последнее время часто ссорились. Сегодня вот тоже. Кано договорился с Иваей пойти выбирать тому новую машину. А Шин привязался со странной настойчивостью и уговорил отправиться за покупками. В другое время Йошида бы проигнорировал прихоть друга. Но после падения и больницы он старался лишний раз не расстраивать Накамура. Пришлось объясняться с Иваей и таскаться по душному торговому центру.
А Шин все равно вел себя странно. Чего-то дергался, огрызался, озирался, будто они что-то спиздили в соседнем бутике.
Накамура вообще выглядел плохо: круги под глазами, неестественная бледность - еще не отошел от больницы, - волосы не уложены и, кажется, вообще не вымыты, взгляд блуждающий. Честное слово, он походил на наркомана или на кого-нибудь в этом роде. Вот до чего довел себя человек. Кано захотелось сплюнуть на блестящий пол, но он удержался. Наоборот, только широко улыбнулся, стащил с вешалки какие-то белые джины и кинул их Шину:
-Примерь-ка, Шин-кун, тебе должно подойти.
Друг покорно потрусил к примерочной.
Еще эта история с той школьницей. Кано нахмурился.
Ну, чего он там копается?
Кано бесцеремонно заглянул в примерочную.
Шин робко топтался в узких белых джинсах, которые, ну очень, низко сидели на бедрах. Тодо-сану понравится.
Он вопросительно посмотрел на Кано из-под длинных рыжих прядей. Нынче Шин был светло-рыжим с тонкими черными перьями.
-Круто. -признал красоту Йошида и ущипнул друга за задницу.
Шин подпрыгнул очень высоко для человека только что выписавшего из больницы и зашипел:
-Охренел?! П-придурок! У нас че, фотосессия?!
-И что за капризы у моей девочки? А понял, ПМС... - Кано еще пытался шутить, стараясь подбодрить отмороженного Накамура, но друг вместе с радостью потерял и чувство юмора, потому что ни слова не говоря размашисто двинул ему в челюсть.
Кано с воплем вылетел из примерочной, привлекая всеобщее внимание. Быстро натянул пониже бейсболку и отвернулся к стене, скуля и потирая подбородок.
-Ну и гад же ты, Накамура, хрена я с тобой еще куда попрусь!
Шин спокойно вышел из примерочной в новых джинсах, а старые небрежно сунул в мусорную корзину. Постоял возле нахохлившегося Кано, виновато кусая губы, погладил того по плечу. Йошида резким движением скинул его руку:
-Все, как знаешь, а я сваливаю. Заебал уже. Трахни, наконец, свою школьницу... -- Кано не договорил, и лицо его вытянулось. В бутик с мужской одеждой входила та самая школьница, в которую имел глупость втюриться его друг. А с ней -- о ужас, была еще одна девчонка.
-Две школьницы... - пробормотал Кано, намереваясь по-тихому улизнуть, пусть Шин сам разбирается, но девчонки уже повернулись к ним. Пиздец. Заметили.
Как ее там... Саманта подошла первая и слегка поклонилась:
-Йошида-сан, здравствуйте. Извините за причиненные неприятности.
Йошида скрежетнул зубами и развернулся к другу. Шин отчаянно краснел и кусал губы, вымученно улыбаясь девушкам. Его глаз Кано не мог разглядеть за фиолетовыми стеклами очков. Ладно, с тобой, сволочь, мы еще поговорим.
Йошида, насколько мог, церемонно поклонился Саманте:
-Э-э-э...Дамиани-сан... какая неожиданная встреча, - он покосился на ее подругу. Та, похоже, была близка к обмороку.
-Каваий, - прошептала подружка во все глаза разглядывая Кано.
Парень удержал порцию отборного мата. Ему враз расхотелось быть любезным. Он оглядел бутик, скользнул по рядам мужской одежды и снова повернулся к девицам:
-Да, неожиданная встреча, - опять повторил он. - Вы-то что тут забыли, девушки?
Саманта Дамиани медленно краснела.
-Мы зашли что-нибудь выбрать для старшего брата Саманты, - наконец ее подруга перестала на него пялиться, - Мицуи Макино, - она протянула ему руку, которую Кано проигнорировал.
В данный момент он был занят Шином. Да, никак Кано не ожидал, что друг подложит ему такую свинью. Ага, как же. Он не полный идиот, чтобы купиться на эту историю.
-Две школьницы, - сказал он на ухо смущенному Шину и злобно добавил. - В следующий раз их будет четыре... Школьницы имеют особенность размножаться в геометрической прогрессии...
-Э-ээ, - только и выдохнул его друг.
-Прости, я забыл, что школу ты так и не закончил.
Дамиани и Мицуи спохватились, что тягостное молчание несколько затянулось, и принялись болтать с Шином. Друг крепко взял Кано за руку и настойчиво попросил его с ними пообедать.
Пользуется, гад, тем, что после больницы я потакаю всем его капризам, избалованная примадонна.. - Йршида еле сдерживался, но пошел с ними.
В кафе в закрытом кабинете они смогли наконец снять темные очки и расслабиться. Мицуи опять уставилась на него и даже забыла, что надо жевать.
Ну вот, только с фанатками он еще не обедал.
Накамура перестал жевать носки, взял себя в руки и принялся мирно болтать с девушками.
Кано не знал, куда направить свое раздражение, поэтому стал намеренно некрасиво есть, громко чавкая, хватая еду с чужих тарелок, и по-хамски разговаривать с официантами. Краем глаза он с радостью отмечал, как Мицуи поджимает губы и первоначальное обожание в ее глазах сменяется обидой и разочарованием.
-Раньше я думала, что вы геи, - сказала она, аккуратно подцепляя палочками ролл с угрем.
-Слышал, - Кано ткнул Шина локтем так, что тот подавился и закашлялся, - мы геи. Да я могу отыметь тебя прямо здесь, глупая ты соплячка!
Девчонки возмущенно уставились на Накамура.
Отлично, подумал Кано еще немного в таком роде и роман века - Накамура Шин + Саманта Дамиани- подойдет к концу.

02:46 

Маки: Подруга

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Маки считала, что ее предали. И кто? Лучшая подруга. Саманта Дамиани. За всю ее семнадцатилетнюю жизнь у Маки не было подруг. Зачем? Она всегда была звездой. Ну, хорошо, пусть маленькой звездочкой. И никто не должен был заслонять ее свет. Маки вообще считала себя самодостаточной. И вот появилась эта новенькая...
Сначала Маки восприняла ее как и все остальные ученики - как американскую дешевку. Но потом эта мелкая блондинка врезала Сукито Юми, и Маки ей осторожно заинтересовалась. Крохотная иностранка села себя так, как будто за ее спиной стояло десять дружественных кланов якудза - короче, она никого не боялась. Даже Цубасу. Ему она тоже огрызалась и ей все сходило с рук. И Маки впервые захотелось с кем-то по-настоящему подружиться. Не так, как с девчонками из фан-клуба "Итидо", а как в дорамах. И она сделала для этого все.
Сейчас Маки сидела в темноте и грызла костяшки пальцев. Злые слезы капали на колени, в которые она уткнулась. Ее уже пять раз позвали ужинать, а она все не шла. Скоро мама начнет беспокоиться. Но девочка ничего не могла поделать. После сегодняшнего дня все ее дела и приключения с Самантой казались большой ошибкой. Она впервые кому-то доверилась и вот. ..
Макино уже не могла сдерживаться и банально разревелась.
Первым делом она содрала со стены все плакаты "Итидо". Накамура Шин больше не принадлежал ей, ни ей, ни одной девчонке в Японии. Теперь он принадлежал только Саманте. Маки видела, как айдол смотрит на ее подругу... бывшую подругу...
Получается, Сэм ей все время лгала. И в Новый год, и в школе, и у себя дома, и после Осаки. А она, дура, еще болела и переживала за Саманту, за ее соревнования и была счастлива, что сам Накамура Шин заметил подругу, похвалил и поцеловал. Они потом всей школой ликовали. А все это была ложь? Вся их дружба была сплошной ложью.
Она закрывала глаза и перед ней вставала та картина: Накамура и ее подруга. Он такой прекрасный в своих сиреневых очках и с таком интимной прической - челкой, собранной на макушке в хвостик, смешно торчащий вверх. Маки знала, что он так всегда ходил, когда у него не было съемок. Домашний и простой, без блесток и макияжа, с котом за пазухой. Маки заревела еще сильнее.
За дверями раздались подозрительные голоса и Макино, всхлипнул, затихла и прислушалась. Ну зачем мама пустила ЕЕ. Именно ЕЕ Маки и не желала сейчас видеть.
Дверь приоткрылась и в комнату просочился свет.
-Маки, - позвала Саманта, спотыкаясь в темноте.
Макино упрямо молчала.
-Ну, Маки, я знаю. что ты здесь... Я хочу обсудить, как мы отловим Кано... Ты ведь хотела с ним познакомиться.
Макино швырнула в силуэт Саманты подушку.
Подруга каким-то образом увернулась и нашарила выключатель.
-Ой, - она увидела зареванную Маки, неровно ободранные плакаты и нерешительно присела на кровать.
-Я не хотела тебя обманывать, но ты бы не удержалась ведь, рассказала про меня и Шина всей школе, а то и передачу бы сняла. Я же тебя знаю, - грустно сказала Саманта.
-Нет, не рассказала бы.
-Ну Маки-и-ино. ..Теперь я тебе все честно-честно расскажу, клянусь и дальше буду рассказывать. Только не сердись...
Маки демонстративно отвернулась, мол не больно-то и надо. Но Саманта все равно начала рассказ. И девочка сама не заметила, как стала прислушиваться, а потом и вовсе развернулась. Если бы она могла себя видеть со стороны! Слезы высохли. рот приоткрыт. Как будто она смотрела увлекательнейшую дораму с любимыми актерами в главных ролях.
-Сэм, неужели, все это правда?
-Хай, -Саманта мотнула светлыми кудряшками.
-Офигеть... И ты с ним целовалась? - Маки села поудобнее и даже подалась вперед..
-Ну я же тебе только что говорила... - замялась Саманта
-Ну, говорила... А по-настоящему? По -французски?
Подруга опустила лицо так низко, что оно совсем скрылось за ее волосами.
-Так он тебе язык в рот засунул?... Офигеть...
Тут Маки вспомнила, что Саманта ей больше не подруга, все это ее не интересует и поджала губы.
-Не думай,что я так легко тебя прощу, Дамиани.
Желание слышать эту потрясающую историю постоянно и обладать такой тайной победило ее обиду. - И не думай, что знакомство с Йошида-саном как-то повлияет на мое отношение. Это я еще мало потребовала.
Но Саманта уже улыбалась и радостно кивала:
-Все, что захочешь...

Засыпала Маки даже счастливая. Скоро она увидит своего любимого Кано. Если Шин занят, у нее появляется прекрасная возможность занять Йошида и пусть все остальные девчонки Японии обломаются.

02:36 

Шин: Шантаж

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Черт, черт, черт, опять он прокололся. Все из-за тебя, скандальная сволочь. Шин сердито посмотрел на кота. Тот невозмутимо жмурился на голубом ковре.
Только вылез во внешний мир и тут же их с Сэм застукала ее подружка, так похожая на фанатку продукции Тодо-продакшз. Накамура успел заметить у нее на сумке значок, на котором их рожи с Кано были помещены в розовое сердечко, а на лацкане школьного пиджака - значок: ладошка и на ней улыбающееся солнышко. Контора умудрилась продать даже это.
Он помнил ее изумленные распахнутые глаза. Потом, правда, пришлось побегать за этой сволочью
- У-у, пушистая гадость, - ободраться в каких-то кустах, вымазать в глине джинсы от Денто.
Сэм убеждала его,что ее подруга, как ее... Макино, хорошая девчонка. И она никогда никому не расскажет, что видела Накамура Шина рядом с Самантой Дамиани. Ага, то-то она зло сузила глаза и раздувала ноздри. И еще вздумала их шантажировать! Как после этого Сэм собирается дальше дружить с этой девчонкой? Шин представить не мог, чтобы Кано опустился до шантажа, если даже его очень разозлить...
Видимо, он ничего не понимает в девчоночьей дружбе. Но эта Макино вытянула у него обещание познакомить ее с Кано. Ну что за идиотская ситуация! Напрямую сказать об этом Йошида у Шина не повернется язык. "Ага. Слушай, тут одна школьница мечтает с тобой познакомиться..." Вся эта история кончится тем, что его точно попрут с работы, и, может, он даже в эту пропасть утащит за собой Кано, который вообще ни в чем не виноват.
Шин за полдня уже выкурил пачку сигарет, мучительно прикидывая, как все устроить.
Надо, чтобы они столкнулись случайно. Врать другу Накамура было противно, но ничего не поделаешь. Кано не поймет, почему Шин так цепляется за дружбу с Самантой, почему из-за этого идет на такой риск и даже готов подставить друга.
Да не убудет же от него в конце концов! Они просто немного погуляют. где-нибудь перекусят. Потерпит Кано пару часов свою фанатку. Надо уважать своих поклонников.
Шин уже как-то особенно не думал о том, что надо расстаться с Самантой. Он, конечно, знал, что именно таким будет финал их дружбы, но предпочитал не портить себе настроение. Оно итак было не к черту.
Наоборот, парень часто вспоминал их поцелуй в Осаке и ему хотелось снова поцеловать эти мягкие сладкие губы.
Полный придурок! Так запутаться! Какая дружба?! Он банально влюбился в Саманту Дамиани! Как влюблялись его герои в дорамах. Пора перестать называть ее своим другом, ибо это не то. Шин испугался,... Получалось, что Сэм... его девушка?
В агентстве никто не имеет право на девушку... Только на мальчика, и то на фотосессии.
В общем, Накамура Шин, ты идиот, чертов хентайщик, педофил и...и...
А теперь еще эта Макино со своим шантажом.
Кано его убьет. И правильно сделает.

01:28 

Шин: Больница

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Дни тянулись медленно и тоскливо, несмотря на то, что внимание ему уделялось как ни кому в больнице. У палаты толпились пациенты и молоденькие медсестры из других отделений. Когда убирали утку, Шин густо краснел, представляя как ее торжественно несут мимо вереницы фанаток. Вот они минусы популярности- спокойно даже не помочишься! Ну и прочих унижений хватало...
Поломался он, в принципе, не очень сильно. Могло быть хуже. Когда Шин думал, насколько хуже, ему становилось страшно. Перспективы не обрисовал только ленивый - и лечащий врач, и Папа-Тодо, и даже Кано.
После визита Тодо Имаши у Шина резко подскочила температура и снова он куда-то провалился.
Тодо-сан не стал ему угрожать. Он только сидел напротив и молча смотрел на Шина. Смотрел и молчал, молчал и смотрел. И так где-то примерно с час. Накамура хотелось поглубже спрятаться в одеяло. Его очень угнетал тот факт, что пока он с трудом шевелится.
-На следующем концерте, как встанешь на ноги, публично принесешь извинения. Скажешь, что такое больше никогда не повторится. Ты понял?
Шин еле заметно кивнул, зажмуриваясь. Когда еще будет этот концерт, если он ощущает себя недособранным пазлом и его фрагменты еще валяются в стороне.
-И освободи свою голову от всего лишнего, она слишком дорого стоит. Лежи и думай, как ты должен будешь работать, чтобы хоть как-то погасить неустойку.
-Я буду очень хорошо работать, Тодо-сама. Простите меня. Я буду очень стараться... - Накамура попытался наклонить голову в знак раскаяния, но даже это движение вызвало у него глухую боль.
Несмотря на то, что его постоянно пичкали анальгетиками, эта монотонная боль всегда ощущалась в районе позвоночника и в голове...

На днях в коридоре раздался женский визг, который приближался и постепенно нарастал. Медсестра, с благоговейной улыбкой кормившая его бульоном, чуть не пролила содержимое ложки на простынь и удивленно подняла глаза. Но скоро она таки пролила этот чертов бульон, потому что в комнату заглянуло сразу три знаменитые головы.
Кано, Рюу и Суммару радостно лыбились Шину, но тот только недовольно поджал губы, сухо делая замечание медсестре.
-Ой, Накамура-сан, прошу прощения. Миллион раз прошу прощение. Сейчас я все заменю.
-Не надо,-деревянным голосом сказал Шин, представив, какие шутки он услышит от Итидо, если сестра сдернет с него простыню.
За троицей подтянулись и отставшие - Тагучи, Ичиро, и скоро весь состав звездного коллектива радостно расположился в палате.
Медсестра поспешила убраться, но еще долго ее голос слышался в коридоре, перебиваемый другими девичьими голосами.
-Ну, как дела, Шин-кун? Как себя чувствуешь? - по-деловому начал Ичиро. Ему в Тодо-продакшнз задание дали? - хмуро подумал Шин и ответил:
-Как в гробу на собственных похоронах, - он кивнул на несметное количество букетов.
Парни радостно и облегченно заржали.
-А чего врачи говорят, когда выйдешь отсюда? - спросил Суммару.
Шин только выразительно посмотрел на него и ничего не сказал.
-Да ладно тебе, - бросил Кано, быстро пересек палату и, пока Накамура соображал и хлопал глазами, задрал его простынь.
-О-о!!!, - радостно завопил он, -все у тебя в порядке, нечё прихериваться!
Шин судорожно выхватил у друга простынь, натянул ее до горла и стал буквально бордовым.
-Пошел вон! П-придурок!
-Сам придурок! Я что ли навернулся с этой хрени?!
Накамура очень захотелось плавно потерять сознание, но как назло по заказу это не происходило.Пришлось терпеть идиотов еще полчаса. Из всех этих дебилов только Рюу хоть как-то отличался зачатками разума. С ним Шин в итоге и поговорил о работе и о том, как они выкручиваются без него.
Когда парни ушли, снова навалилась серая тоска. Серая как дождь за окном. Зимний монотонный вялый дождь. На тумбочке лежал его сотовый, который Кано приволок еще раньше. Накамура каждый день гипнотизировал его взглядом. Но он совсем не представлял, что скажет Сэм. Что? Что он был полным дураком в Осаке? Что ему не стоило ее целовать? Что из-за этого поцелуя потом был такой геморрой? Что он едва объяснился с Тодо-саном? Что Кано уже давно не разговаривает с ним нормальным тоном, а только орет и уж лучше промолчать о тех эпитетах, которые он прибавляет к имени Сэм. Рассказать ей, что она такой милый пушистый белый котенок, которого так и хочется приласкать и все время держать рядом? Котенок... Черт, у него же кот наверно давно сдох. Кано же сам ни по чем не догадается поинтересоваться. Вечно приходится пинать эту ленивую задницу! Наконец впервые за все время в больнице Шин взял в руки телефон...

20:27 

Рен: бессоница

ajja
ребята, давайте жить дружно...
У Рена была бессонница.
Просто компьютер внутри не желал выключаться, а только бесконечно перезагружался. Техники не помогали, от них Рен только впадал в прострацию и зависал в ней. А ему по-человечески хотелось спать. Что ж, раз уж такой расклад, Ямада поднялся с футона, отодвинул в сторону стеклянную дверь-окно и вышел в сад. Было прохладно и ветрено. Парень поежился. В футболке и пижамных штанах было холодно. Камни отбрасывали мрачные тени на серебристый в лунном свете песок. Он непочтительно присел на ближайший к нему валун. Из дома он прихватил сигареты и сейчас в раздумье вертел одну из них.
-Давно куришь?Вот кого, а брата ему сейчас лицезреть не хотелось.-Вижу совсем очеловечиться хочешь. Просто семимильными шагами движешься навстречу обществу.
Рен все-таки обернулся к Атоши.
Тот стоял босой на холодной земле в одной легкой рубашке и тонких брюках. Казалось, что в отличие от младшего брата, он совсем не чувствует холода.
-Это мое дело, - сказал Рен и закурил. Он больше не хотел быть таким как Атоши или Рокуэлл. Он уже снова как в детстве чуствовал холод. А это было уже кое что.
-Куришь, завел себе друга, засматриваешься на девочек, - перечислял Атоши.
Рен молчал, только последнее наблюдение заставило его поморщиться. Но все равно он не клиент брата, чтобы позволить этому мозгоправу копаться у себя в голове.
-Чего ты от нее хочешь? - Атоши прислонился к камню напротив и скрестил руки на груди.
Рен только поднял глаза на луну, всем видом давая понять, что не нуждается в сеансе психоанализа.
- Оставь ее в покое. Тебе ведь нужен ее брат? Вот и занимайся братом. Не тревожь ее.
Хотелось разозлиться на Атоши и резко посоветовать разбираться со своими делами и не лезть в его, но для этого он, видимо, еще не достаточно мутировал, поэтому только устало сказал:
-Ты не знаешь их.
-Ошибаешься, я хорошо знаю эту семью. Они мои пациенты. Не стой на ее пути. Позволь идти своим путем.
-Угу, Накамура Шин тот еще путь, - пробормотал Рен, прикидывая, куда деть окурок и в конце концов зарыл его носком домашней туфли в песок.
Атоши укоризненно смотрел на его действия, но, слава богу, воздержался от комментариев.
-Мне ничего от нее не надо. Во всяком случае, пока - сказал Рен просто для того, чтобы брат от него отвязался.
-Нельзя делить время жизни другого человека на сейчас и потом. Что изменится потом? Ты научишься любить? Ты никого не сможешь полюбить, разве что своих рыбок, и то потому, что они молчат. И как долго ты сможешь дружить с Рокуэллом? Ведь с тех пор, как ты решил выбрать путь простых людей, тебя все больше будет мучить тот факт, то именно твой друг причина наших несчастий.
-Это не так. - Рен наблюдал, как луну медленно закрывает темное облако с рваными краями и камни превращаются в мертвые тела исполинов былых времен.
-Согласен. Не так. Но ты это помнишь сейчас. А потом, когда человеческие чувства и эмоции наполнят тебя, трудно будет мыслить так же трезво. Потому людей и захлестывают страсти. Ты готов убить своего друга?
-Зачем это? - Рен исподлобья посмотрел на Атоши.
- Просто тебе этого захочется. Вряд ли тебе удастся, но это будет мучительно. Все это пустое. Никому из нас не стать человеком. Ты будешь страдать.
-Спасибо, Атоши-сенсей, - почему именно сейчас, когда у него бессонница Атоши приспичило открыть в себе брата. Его бы нотации да в двенадцать лет, когда ему еще так нужен был брат.
Рен фыркнул и отправился в кровать, с надеждой на сон сегодня можно было распрощаться.

00:23 

Кано:ангел

ajja
ребята, давайте жить дружно...

Хренов Ромео, -у Кано затекла шея. Дверь почти не пропускала голоса. Секретарь закатывал глаза и корчил рожи. Рюу стоял перед ним в молитвенной позе, сложив руки лодочкой перед собой.
-Ну еще чуть-чуть, - шепотом просил он Мо-мо-чана. -Ну что там, Кано?
Кано отмахнулся, практически просачиваясь в замочную скважину.
-Парни, вам шутки, а меня попрут отсюда, -- тихо заскулил секретарь, но Сумару одобряюще похлопал парня по плечу.
Кано злился. Этот влюбленный идиот уже несколько месяцев портил ему жизнь. Терпение было на пределе. Сколько можно так тупо лажать, почему его ничему не учат истории других парней. В конторе чего только не случалось. Но в последнее время список лохов возглавлял его друг. Кано уже двое суток, с момента передачи, хотелось дать Шину в глаз, ну или в челюсть В глаз - красоту портить, а в челюсть - только краше будет. Фанаткам понравится.
Йошида мог только в холостую сжимать кулаки, потому что, сразу из аэропорта Шина доставили прямехонько в кабинет к Папе-Тодо.
-Ну, че так долго? Потрошит он его что ли? - громким шепотом осведомился Сумару.-Подумаешь, девчонку поцеловал...
Момо-чан испуганно замахал руками.
Наконец дверь медленно отворилась и из-за нее с лицом висельника выполз Накамура Шин.
-Ну... - ребята столпились возле него.
Шин, как слепой, прошел мимо них.
У Кано возникла четкая мысль, что Накамура направляется к лестничному пролету, чтобы ёбнуться оттуда башкой вниз.
-Шин, - он ухватил друга за плечо, - поехали домой. Я скажу сенсею, что у меня понос.
Пока Йошида объяснялся с Китано-саном, Шин заморожено глядел в пространство. "Итидо" молча смотрели на ужимки Кано и даже не смеялись. Все понимали, что Накамура как-то сильно прогневал богов.
Дома Йошида терпел страдания юного Вертера (про которого он, конечно, не знает) до вечера, а к ночи развернул компьютерное кресло Шина к себе и навис над другом.
-Ну, долго это еще будет продолжаться?! - злость даже скрипела на зубах. Больше всего на свете он ненавидел эту чертову европейскую сучку, которая заколдовала его друга. Накамура Шин в какие-то два месяца стал куском кислого студня. Иногда студень ободрялся и даже был, вроде как счастлив. А потом снова хмурил брови, грузился и тупо смотрел в телефон.
Нет, Кано ее реально ненавидел. Йошида замкнуло:
-Так долго ты будешь таким идиотом!?- заорал он на Шина, буквально брызгая слюной.
-Не знаю... - промямлил его друг и уронил голову на руки.
Ну почему Накамура такой сложный, такой правильный? Его как будто до срока держали в инкубаторе, и он только-только огляделся и вдруг осознал, что вокруг не предел мечтаний мальчиков тинэйджеров, а птицеферма, и скоро им всем по очереди посворачивают головы.
В детстве у Кано была европейская переводная книжка про любовь лисенка и юной курицы, тьфу, то есть цыпленка. Лисенка звали Людвиг, а цыпочку, кажется, Тутта. Так вот у этих двоих были такие же сопливые страдания, как у его долбаного Ромео. Весь мир против, а у нас тут любовь, и сопли, сопли. А-а-а-а, как это все заебало, и лучший друг заебал, тем более когда он все время в таком состоянии.
Шин только сейчас, как спящая принцесса, распахнул свои прекрасные глаза и узрел, какая у них гнилая контора. Кано знал, что контора еще хуже, чем о ней сейчас думает Шин. Это из-за их гадкой конторы йошида до сих пор вскакивает по ночам и даже плачет во сне. Из-за этого гадюшника он хватается за Иваю и тусуется с "Химицу".
Все последующие дни Шин ходил такой же печально ёбнутый и был слишком рассеянным на репетициях и тренировках. А что мог сделать Кано? Что тут поделаешь, если твой лучший друг так банально предал тебя и вашу мужскую солидарность - только сказать ему, что он хренов хентайщик, но он итак знает...

Пиздец, котенку, - так Кано подумал не тогда, а после. А тогда... никто еще не видел, чтобы он так быстро бегал. Когда его лунный мальчик сорвался с трапеции... хорошо, хоть не очень высоко было. Шин уже спускался. Но все равно, когда тонкая фигурка в огненно-красном горящим окурком упала вниз, Кано не поверил своим глазам. А потом он не почувствовал свое сердце. Казалось, он ухнуло куда-то в черную пустоту следом за сверкающей точкой.
-Нет... -- прошептал Йошида пересохшими губами, отказываясь принимать этот факт. - Нет...
Дальше его сердце как будто сорвалось с тормоза, оно забилось с бешенной скоростью, но парень этого уже не осознавал, потому что бежал, налетая на декорации, запинаясь о провода и приборы. Шина, может быть, уже не было, а его голос все еще звучал над залом - в суматохе не выключили фонограмму. Последние два концерта вялого Накамура страховали фонограммой...
Лучше бы по-другому страховали.

Позже, в холодной белой палате, когда Шина уже починили, Кано сидел возле кровати друга и сжимал его руку. Накамура был такой же белый как эти ледяные стены. Его длинные ресницы казались приклеенными, так неестественно ровно они лежали на впалых щеках.
Кано кусал губы и чуть не плакал. Все-таки Шин-кун был каким-то высшим созданием. Его совершенство простиралось далеко за пределы его имиджа. Накамура был лучшим из них, лучшим из мальчиков Тодо. Может поэтому контора не смела протянуть к нему свои щупальца, она просто натыкалась на свет, который он излучал. И этот свет окружал его неприступной стеной. Вот и сейчас Шин походил на мертвого ангела и эти худые руки бессильно лежащие поверх одеяла были как сломанные крылья.
-Ши-и-ин-кун, - Кано все-таки сморгнул ненавистную слезу, - Я больше не буду называть тебя чертовым хентайщиком... обещаю...а Саманту-тян - девкой...

01:47 

Шин: Поцелуй

ajja
ребята, давайте жить дружно...
На приеме по случаю окончания чемпионата по латино-американским танцам департамент Осаки, видимо, решил разориться. Дороже могло стоить только присутствие Накамура Шина.
В целом было человек пятьдесят: финалисты, номинанты, администрация города и устроители фестиваля. Даже прессу не пустили.
Шин заученно улыбался одной из своих дежурных улыбок и постоянно кланялся. Ему приходилось делать вид, что он внимательно слушает тараторящих девиц, а самому незаметно следить за Самантой. Она, как назло, даже не приблизилась. Так и стояла у столика с отвратительными на вид бутербродами и болтала со своим партнером.
Хотя, она молодец, а он просто дурак. Конечно, нельзя лишний раз светиться вместе, особенно после того, что он отмочил на сцене. Уже звонил менеджер и интересовался, что это была за самодеятельность.
Похоже, стилист перепутал и взял пиджак Кано. Шину казалось, что плечи как-то съезжают, хотя со стороны это было незаметно. На всякий случай, он еще раз оглянулся на большое зеркало. Нет, все в порядке. Его одели так, чтобы он излучал респектабельность и недосягаемость, а у молодежи не возникло даже мысли о сокращении дистанции. На Шине был черный приталенный пиджак, черные вельветовые узкие брюки, серая, стальная рубашка и тонкий серебряный галстук.
Все пили сок, а ему отчаянно хотелось чего-нибудь погорячее и курить.

Через три часа Шин, бормоча ругательства, карабкался по дереву на второй этаж. В темноте он обломал ногти и поцарапался своим же кольцом. А если он сейчас напугает Саманту? Конечно, вторжение в окно в час ночи Накамура Шина - зрелище не для слабонервных. У девочек-подростков от такого может случиться крышесъезд. Но ведь Саманта не обычная девочка -подросток. И ей плевать на Накамура Шина. Во всяком случае, ему хотелось на это надеяться.
А кто-то срочно собирался расставаться, -напомнил он себе, когда, сорвавшись, повис на одной руке.
Шин быстро вышел из глупого положения, забросив тренированное тело наверх. Наконец. он был у нужного окна. Не перепутать бы. Шин даже зажмурился, представив последствия ошибки.
Подождав несколько минут, он стукнул в окно. Скоро оно отворилось. Даже распахнулось ,и парень чуть не полетел вниз от удара рамы.
-Ой! Шин-кун! - ни о каком испуге не могло быть речи. Сэм просто ликовала. Все-таки влезающий в окошко Накамура Шин - сногсшибательное явление. В смысле, сшибает с ног буквально. Шин подумал, что, наверно, ужасно глупо выглядит на подоконнике.
-Одевайся, Сэм-тян, - выдохнул он, стараясь не смотреть на пижаму Саманты.
Она даже не спросила, куда они идут, только кивнула и убежала в ванную переодеваться.
Накамура сидел на подоконнике и кусал ногти. Восторг от того, что он как в детстве лазил по деревьям, прошел, и ему стало страшно. Что они творят? Ладно Саманта. Она - восторженная девчонка, непуганая и наивная. Но он-то. .. Он старше, взрослее, опытнее. Он-то ведь все понимает. ..
А Саманта здорово лазила по деревьям. Может даже лучше его, в чем Шин никак не хотел себе признаться.
Они слонялись по ночной Осаке, ежась от холода и греясь в ночных кафе. Шин даже не прятался за очками. В городе было пусто. Никто не обращал на них внимания.
Наконец они зашли в какой-то ночной клуб. Вот тут Накамура пришлось снова нацепить очки и укрыться за поднятым воротником куртки. На вопрос, совершеннолетние ли они, Шин сунул охраннику в руку крупную купюру и тот сразу перестал волноваться за их нравственность. Оказавшись в клубе, парень устремился к бару. Он заказал себе пару цветных коктейлей с непроизносимым названием, а Саманте - сок.
--Кампай! - они чокнулись своими бокалами. - За твою победу!
Саманта начала медленно краснеть.
Осушив оба коктейля, Шин потащил ее танцевать. Куда что подевалось - как будто и не было усталости от перелета, выступления, приема. Шин танцевал так, что скоро народ возле них расступился. К счастью для Накамура, свет мигал так часто и так изменял лица, что узнать его в этом хаосе цветных лучей было практически невозможно. Они с Самантой были сами как два цветных луча. От выпитого его несло. За день Шин почти ничего не съел и на банкете только с улыбкой отказывался от предложенного угощения, и теперь алкоголь с бешеной скоростью несся по его крови. Парню хотелось кричать, переорать этот музыкальный шум, просто скакать от головокружительного ощущения свободы, как будто Тодо-продакшз осталось в другой галактике. А в этой можно было держать Саманту за руку, танцевать, прижавшись друг ко другу, даже ее поцеловать...
Ди-джей тем временем, видимо, ушел покурить, потому что уже минуту над танцевальным залом плыла какая-то задушевная европейская мелодия, как во французских фильмах 60-х годов. Шин уже почти не отдавал себе отчета. Он видел только огромные глаза Саманты и хотел окунуться в этот взгляд, как в прохладные воды Тихого океана. Он взял в руки лицо Саманты, еще раз удивился этому доверчивому взгляду и поцеловал ее.
Медленно, не спеша он раскрывал ее губы. Осторожно пробовал на вкус, как редчайший десерт. И ее губы сами раскрылись навстречу его губам. Язык Шина, не встретив препятствия, свободно скользнул в глубину ее рта. Такого маленького и сладкого, что у Шина потемнело в глазах. Он вообще на время будто оглох. И танцующие фигуры вокруг вдруг замедлили свое движение и казались ему проплывающими льдинами в океане. А сам Шин стоял под северным сиянием на палубе, предположим, "Титаника" и целовал самую удивительную девушку на свете за миг до крушения мира.
Шин вообще-то нечасто целовался. Старался как-то обойтись без этого. Он не был виртуозом и в прочих делах, касающихся секса. Может быть, если бы сейчас с ним была любая другая девушка, он бы измучился вопросом, как ей его поцелуй. Но с Сэм было все по-другому. Он даже не вспомнил о своих опасениях. Просто не мог оторваться от этого покорного рта.
Когда Саманта сама робко попыталась его поцеловать и ее язычок коснулся внутренней стороны его губ, а потом неуверенно проник глубже, Шин реально чуть не сошел с ума. Но, во всяком случае, это его отрезвило. Парень сразу понял всю ситуацию. Что они - два безответственных несовершеннолетних подростка... А он... он... Шин даже не мог подобрать слово, которое бы отразило всю его подлость и гнусность.
Мягко Накамура попытался завершить поцелуй, к тому же вернулся из сортира ди-джей и толпа вокруг опять радостно заскакала.
По дороге из клуба, они оба больше молчали, чем разговаривали. Шин был несколько подавлен, но всячески делал вид, что все в порядке и просто здорово. Саманта тоже была притихшей. Наконец Шин вспомнил, что сегодня еще не курил. С облегчением он ухватился за сигарету, как за соломинку. За ее дымом можно было укрыться как за ширмой. Он больше не думал о том, что нужно оставить Саманту, но дал себе слово держать руки при себе, иначе придется самому явиться к Рокуэллу и попросить об облегчении дальнейшей жизни... без предмета беспокойства...

20:18 

Шин: чемпионат

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Шин прилетел только за два часа до церемонии. Пока добирались из аэропорта, пока раскланивались с приглашающей стороной, остался час. Накамура хмурился. Обычно три часа уходит только на макияж и парикмахера. Стилист от конторы привез с собой целый чемодан костюмов: для церемонии, для номера, для приема. Вариантов по пять.
Пока ему рисуют брови, Шин нервничает и кусает губы, съедая блеск. Давно он так не волновался перед выходом на сцену. Он уже слышал, что Саманта в числе призеров и ему предстоит вызывать ее. Он и Сэм на сцене.... Тодо-сан удавится на своем галстуке. И ведь не придерешься. Сам продал его на этот чемпионат...
-Накамура-сан, прошу вас осторожнее, - гример вздыхает и в очередной раз наносит блеск на губы.
Шин смотрит на себя в зеркало и чувствует, как от волнения покрывается испариной, а капля пота катится по позвоночнику.
-Я не буду это надевать, - он отвергает серебряный пиджак и и слишком тесные бархатные брюки.
-Но Накомуро-кун, все обговорено заранее.
-Я не хочу, - здесь, когда рядом нет Папы-Тодо, он может позволить себе капризы и может побыть звездой.
Накамуране собирается показываться перед Самантой в этом пидорском костюме,
Он танцует что-то на вроде фламенко, решенного в поэтике постмодерна. Такие мудреные слова сказал сенсей, когда они всю неделю били дробь в зале, а остальные "Итидо" в корчах катались по матам.
Шину кажется, что ему слишком накрасили глаза, чересчур осыпали светящейся пудрой. Он придирается к укладке и все норовит растрепать скрепленные лаком волосы.
В конце концов он выходит на сцену в черных джинсах со стразами, остроносых, расшитых серебром, туфлях, и в лиловой майке с глубоким вырезом. На шее несколько рядов цепей и анх, украшенный фальшивыми бриллиантами, но при этом стоящий так, как будто они настоящие.
Хотите фламенко? Будет вам фламенко, как он это понимает.
Свет гаснет. Он идет в темноте, уверенно отсчитывая шаги. Когда он на середине - вспыхивают прожектора, зал на секунду затихает, и тут же волна женского визга почти смывает первые ряды. Крики усиливаются и ходят волнами от последних рядов до первых и обратно. Охрана, не подготовленная к такому натиску, с трудом держит оборону. Шин, прищурившись, смотрит в зал. В первом ряду стоят призеры. Он различает среди девчонок Саманту и с этой минуты видит только ее. Золотистые волосы выделяются на фоне гладко зачесанных черных голов.
Звучат первые аккорды. Тело Шина вытягивается как струна, и он даже кажется выше своих 172 сантиметров. Он срывается в танец неожиданно, не на сильную, а на слабую долю, что придает его первым движениям напряженную драматичность. Он сверкает и ломается как молния в прерывистом свете прожекторов. Его лицо крупным планом появляется на большом экране за спиной. И весь зал может видеть капли пота на лбу и закушенную губу. Волосы слиплись и рваными прядями хлещут по лицу, когда Шин резко взмахивает головой.
Музыки давно неслышно. Он танцует под рев зала, отсчитывая себе ритм.
В конце Накамура по замыслу падает без сил. Он и в самом деле лежит без сил, согнув ногу в колене и тяжело дыша. Шин остается в таком положении пять минут, пока не выходит его партнерша, вторая ведущая, актриса Рикота Мия. Тогда он поднимается и кланяется ей, с трудом приводя дыхание в норму.
-Наш гость, Накамура Шин, - объявляет Мия и улыбается ему всем мастерством своего стоматолога.
Шин знает ее сто лет и помнит время, когда Рикота еще носила бреккеты. А в дораме про школу года четыре назад, он еще отказывался с ней целоваться, даже понарошку.
Шин еще раз кланяется Мие и уходит за кулисы, чтобы переодеться к церемонии. За его спиной девушка представляет спонсоров чемпионата.
"Фиговая у них подводка", - отмечает Шин, когда в зеркале обнаруживает черную полосу вдоль щеки. На него налетает целый рой. У гримеров слишком мало времени. Его пудрят, красят,помогают переодеться, заново укладывают волосы, и все это за пятнадцать минут.
В это время танцуют призеры прошлых чемпионатов.
Наконец Накамура снова на сцене. Мия хлопает в ладоши и смотрит на него не отрываясь, пока он идет к ней через всю сцену.
-Накамура-кун, ты такой красавчик, - говорит она и хихикает в микрофон.
-Ты тоже ничего, Рикота-тян, -они смеются.
Вся эта дурацкая шутливая игра прописана в их сценарии.
Они, чередуясь, объявляют финалистов и вручают призы.
Когда очередь доходит до Саманты, Шин сбивается на фамилии Дамиани, морщится и читает по слогам. Так написано в сценарии. Зал смеется. Мия забирает у него папку, читает правильно и в довершение хлопает его этой папкой по макушке.
-Сразу видно, Шин-кун, что ты не доучился в школе.
-А каким образом ты, Мия-тян, успела попрактиковаться в итальянском?
Бедная Саманта, в шоу-бизнесе умудрились продать даже ее фамилию и включить в сценарий...
Саманта вышла на сцену красная, как свежесваренный рак, и очень робко подняла на Шина глаза. Зато ее партнер, раздувался и реял, как воздушный змей в ветреный день, и слишком фамильярно держал Сэм за руку.
-Эта пара приятно удивила своим мастерством и непосредственностью исполнения, - сказала Рикота-сан.
-Поэтому я им присуждаю особенный приз, - заявил Шин.
Мия округлила глаза - этого не было в сценарии, но вспомнила, что в любом случае нужно улыбаться.
Шин пожал обалдевшему парню руку и почувствовал, как она у того дрожит. Затем подошел к Саманте, внимательно посмотрел в ее расширившиеся глаза, наклонился и громко чмокнул в щеку. Зал взревел раненым зверем, а потом захлебнулся восторгом. Сам Накамура Шин поцеловал у всех на глазах обычную девчонку!
Ему так хотелось обнять Саманту прямо на сцене. Он был искренне рад ее успеху, но этого бы поклонницы уже не простили. И стали бы мстить. В интернете. За поруганную честь Кано...
Только последние призеры сошли со сцены, а Шин переступил линию кулис, как на него обрушилась Мия.
-Ну и сволочь же ты, Накомуро. Знаешь прекрасно, как я волнуюсь. Нет, ведь надо весь сценарий перевернуть!
Шин отстранил ее рукой, как ветку куста, и пошел к своей гримерке.
Мия не отставала. Ее ничуть не волновало, что Шину не до нее.
-И потом, что там на счет итальянского? В сценарии четко сказано "Когда успела ",а не "Каким образом", - девушка топнула ногой и ударила его сложенным сценарием по плечу, - специально, всякие намеки провоцируешь!
-Я?! Намеки!? Про тебя и итальянцев? - Шин остановился и развернулся к Мии, - Да никогда. Ты и итальянцы! На фиг ты им сдалась-то, трясогуска...

20:01 

Шин: совпадения

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Истории с фотографиями Шин реально испугался. Он несколько дней избегал Тодо-сана, шугался менеджеров и оборотней. Он даже на какое-то время перестал звонить Саманте. Но так хотелось видеть лицо не из конторы, почувствовать себя обычным парнем... Просто хотелось увидеть Саманту. За это время она незаметно заняла большую часть его жизни, то есть вообще всю, которая не была связана с Агентством и семьей.
После фотографий он впервые подумал, что с Самантой придется расстаться. Но вот прошел Новый год, вот их застукал Кано, а ничего не изменилось. Они как прежде встречались и замечательно проводили время. Обнаружив у Саманты личную жизнь, Шин был неприятно удивлен и раздосадован, но потом, поразмыслив, решил, что так даже лучше. Эта милая девочка в него не влюбится и все еще больше не усложнится, а он позволит себе еще немножко роскоши - быть как все. Да и наличие у Сэм парня должно было успокоить его гормоны.
Так Накамура и думал, пока по своей глупости не поцеловал ее у океана... Идиот.
Кано прав, он полный идиот.
Правда, после неприятного объяснения с другом, Шин зарекся продолжать опасные отношения, но ненадолго.
Когда он позвонил Сэм через пару недель, у нее был такой грустный голос, что Шин едва не помчался к ней прямо из студии-звукозаписи.
-Я не хотела расстраивать Йошида-сана,- голос Саманты звучал издалека, как с другой планеты.
-Ты его вовсе не расстроила, Сэм-тян. То, что он кричал, так это... от комплексов... Он никогда не разговаривал с девушками.
Это можно было назвать правдой. Кано с ними, действительно, не разговаривал... Только на съемочной площадке... по сценарию... и то фигово...Но подробности Шин предпочел опустить...
Накамура устроился с телефоном в коридоре на подоконнике тридцать второго этажа компании Имато. Пока писали Таши, у Шина выдалась свободная минутка.
-Может, нам больше не встречаться у тебя,.. то есть у вас?
-Э-э...
-Ну, я хочу сказать, можно все то же самое делать у меня... Вот только Рок... Но я ему объясню и он не будет возражать...
Шин стремительно покраснел. От недоговоренностей Саманты его лихорадило... Даже перед глазами возникла не совсем приличная картина, и Шин тряхнул головой, чтобы переключить канал.
-Шин-кун, а... когда мы увидимся...?
-Э-э... - только теперь он осознал, что Саманта ему уже три минуты что-то говорила.
-Я...Я не знаю, Сэм-тян, - на этой неделе ему предстояла дурацкая поездка из разряда таких, каких он терпеть не мог. Творчества ноль, зато масса дискомфорта и потерянного времени.
Саманта помолчала, потом тихо добавила.
-Правда, на этой неделе я не могу...
-Э-э... - и чего он заладил, все "э-э..." да "э-э..." девушке итак неловко , он тормоз. а она мужественно помогает, наступая на собственную гордость и приличия.
-У меня чемпионат по танцам в Осаке... и до него Сумадзаки-сенсей нас так гоняет... Ты.. ты смеешься!!! Шин-кун!!! Это нечестно!!! Я не могу так танцевать, как ты, но мы стараемся! Мы занимаемся все время! Ты не должен надо мной смеяться!!!
Шин, и правда, едва не свалился с подоконника. "Смеяться"- было громко сказано. Шин не смог сдержаться и захихикал, как ученица средней школы... Просто его тоже послали в Осаку. Он должен быть явить миру свое великолепие и провести церемонию награждения призеров. Впервые Тодо-продакшн за свой счет устраивало его личную жизнь. Накамура не стал извиняться за свое недостойное поведение. Он даже не подумал о том, что Саманта обижена, и сейчас она по-итальянски бранится и машет руками.
- Увидимся, когда вернешься, - выдавил он, пытаясь сдержаться, а когда девушка отключилась, откровенно заржал и съехал по подоконнику. Тодо-продакш нужно лучше организовывать систему слежки.
-Шин-кун, - из-за дверей студии выплыл Таши и фамильярно повис у него на плече. Шин знал, что его фиг стряхнешь.
-Ну, чего тебе? - морщась бросил парень, отодвигаясь.
Таши был фронтменом другой группы, вобщем-то, конкурентом, но сегодня их решили скрестить и записать дуэт. Иногда Папа-Тодо занимался селекцией. Интересно, он специально подбрасывает пищу фансервису, организуя новый пейринг?
-Шин-кун, может пойдем куда-нибудь перекусим?
Из уст Таши предложение звучало так расслабленно спокойно, как будто им ничего не стоило пойти и слопать гамбургер на углу и при этом не быть расфасованными по пакетам с праздничными этикетками.
-Нет. я сегодня занят, - Шин хотел еще успеть увидеть семью.
-Небось свидание с Кано-куном? А я весь день думаю и чего это добрый Йошида-кун мне обещал ... ноги повыдергивать?

15:32 

Рен: оппаньки

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Не надо быть девочкой-подростком, чтобы узнать это лицо. Все в Японии от мала до велика знали Накамура Шина. Эта гламурная посредственность демонстрировала свои кости в каждой витрине, на каждой вывеске. Рен видел Мастеров Танца и Мастеров голоса, до них Накамура явно не дотягивал, и вряд ли когда-нибудь дотянется. Мастерством там не пахло. Одни умения, а они, в общем, ничто. Никакой концентрации, никакой жертвы, никакого самоотречения.
Вот только что эта избалованная примадонна делает в семье Дамиани? Рен не замечал никаких связей Рокуэлла с шоу-бизнесом.
Он взглядом проводил до лифта выскочку из Тодо-продакшн. Накамура по пути нацепил темные очки и нырнул в капюшон куртки.
Ну не заказать же он кого-нибудь приходил... Тодо Имаси, например...- Рен усмехнулся. Мысли весело скакали в этом же направлении. Йошида Кано... Парня жестоко скрутила ревность... Массовый отстрел поклонниц. Геноцид японских подростков...
Посмеиваясь, Рен постучал. Он вообще не любил звонков. Ему казалось неуважительным прибегать к безличному электричеству. Собираешься нарушать покой и уединение человека, не ленись, прояви должное почтение.
Дверь распахнулась, как будто хозяева ожидали кого-то знакомого.
-Ага, ты забыл... - огромные озерца потемнели. Саманта Дамиани поджала свои капризные губки:
-Брата нет дома, - заявила она, даже не посторонившись.
-Добрый день, Сама-чан. С твоего позволения я его подожду. Мы договаривались. - Рен слегка поклонился, отмечая, как Саманта шумно и возмущенно вздохнула и с явным нежеланием дала ему пройти. Рен устроился в кресле и тотчас сунул в рот печенье из вазочки. Глаза Саманты сузились и она презрительно пробормотала что-то вроде: гадкий обжора.
Ямада хрустел печеньем и схватывал ситуацию. Девочка кого-то ждала. Если учесть, что из квартиры вытряхнулся Накамура Шин, то она рассчитывала, что это он вернулся, так как забыл... Рен огляделся... перчатки... Вот они у входа. Вряд ли бы Рокуэлл стал носить мужские перчатки лилового цвета. Где вообще можно достать мужские перчатки такой расцветки?
В квартире еле уловимо пахло сигаретами... Тонкими дамскими сигаретами со вкусом гвоздики. Саманта не курила, даже тайком, он бы заметил, не говоря уж о Рокуэлле.
-Сама-чан, разве хорошие девочки не предлагают гостям чая, нэ?
Саманта сердито выглянула и своей комнаты.
-Хай, - в ее согласии было столько сдерживаемого раздражения, что Ямада понял, что был недалек от истины, поэтому продолжал поглощать печенье в сухомятку. Но оно ему казалось безвкусным. Один вопрос портил аппетит. Какого лешего тут шлялся Накамура Шин. Впрочем, Рен еще в прихожей понял, что здесь какие-то розовые сопли. Но половозрелый парень в комнате девушки при отсутствии взрослых... Ямада подозрительно глянул на Сэм. Нет. Просто розовые сопли.
Присутствие Накамура в жизни семейства Дамиани значительно осложняло ситуацию. Рен не планировал светиться, а Дамиани засветятся неизбежно. Как на все это смотрит Рокуэлл? Уж не с его профессией...
В мире бывают совпадения. Далеко не все подвержено причинно-следственной связи. Это первое, чему учат в Мастерстве. Накамура Шин - досадная случайность. А Рену слишком нужна эта семья. Особенно Рокуэлл. Вместе - они великая сила. Ямада понимал, что это звучит пафосно, но более правильных слов подобрать не мог. Мастера обычно существовали особняком друг от друга. Никогда еще никто не практиковал союз или партнерство Мастеров. Атоши, вообще, кажется сознательно отстранился от Рена. И тот часто задумывался, есть ли у него брат, или это игра воображения?
Видит ли Рок - это совместное будущее и их безграничные возможности?
-Вам не нравиться чай? - спросила Саманта нарочно, как ей казалось, невинно, хлопая ресницами.
-Мне не нравится, как его подали. Для человека, пытающегося постигнуть мастерство чайной церемонии, ты слишком неуклюжа, Сама-чан.

15:15 

Шин: школьница

ajja
ребята, давайте жить дружно...
- Давай остановим, я не успеваю так быстро, - взмолился Шин, вслушиваясь в английскую скороговорку по телевизору.
-А чего там понимать? Это же романтическая комедия. Догадывайся по контексту. Вот окажешься в Англии, будешь каждые две минуты переспрашивать?
- Жестокая училка!
-Кто я?!!! - в Накамура полетела диванная подушка.
-Эй! Минутку! Я пошутил! Надо знать японскую классику! - закричал он и покраснел. Конечно, откуда Саманте знать классику хентая? Что за фигня вообще с ним творится? Полез за кассетой, а столько Кановской порнухи вывалилось. Еле успел затолкать обратно. Хорошо, Сэм-тян не заметила.
- Ну вот, а сейчас он чего сказал? - Шин нажал кнопку перемотки.
Обстановка только разрядилась. Ему не хотелось все снова усугублять. Еще десять минут назад Шину казалось, что они поругаются, что Саманта развернется и уйдет. И все из-за Кано. Опять тот, пока его не было водил сюда девиц из подтанцовки. А они в ванной автографы свои оставили. Помадой на зеркале. Высоченные, гадины. Шин прыгал с тряпкой, так и не достал, а потом и вовсе забыл. А Сэм увидела и подумала, что... ну что она еще могла подумать! И в общем, правильно подумала. Шин тоже не святой. Девок, правда, сюда не таскал. И то не от излишнего целомудрия, а просто не хотел светить "убежище". Из них двоих, только Кано такой придурок.

Чего ему стоило успокоить Саманту! Она действительно, сильно расстроилась.
-Шин-кун, ты о чем задумался? Сейчас, между прочим, смешно было!
-Угу., ха-ха...
-Ба-ака.
Ой, мамочки, убью гада. Шин незаметно ногой запихнул под диван серебристую упаковку от презерватива.
В это время щелкнул замок. Гадство, да чтоб тебя. Вот и сам гад пожаловал. Прямо хоть график составляй. Странно, как давно им стал нужен график? Разве они что-то скрывают друг от друга?
Саманта тоже смотрела на открывающуюся дверь.
Спиной к ним в проем протиснулся Йошида, втаскивая такой большой мешок с продуктами, в каком другие люди выносят мусор или прячут трупы.
-Э-э-э... - Кано уставился на Саманту, как на монстра из doom-а.-Это что еще за херня?
- Заткнись, идиот! - Шин запустил в него подушкой.
Йошида брякнул об пол пакет с едой и даже от злости пнул по нему.
-Школьница!!! Чертов ты придурок! - заорал он, крутя пальцем у виска.
-Это не то, о чем ты подумал! - сквозь зубы процедил Шин, подскакивая.
- Интересно, а о чем я подумал!!! - Кано, видимо даже забыл удивиться тому, что девица не визжит, не хлопает в ладоши и не берет у него автограф, а только тихонько сидит и краснеет.
Йошида плюнул, кажется даже натурально, а не образно, и удалился в кухню. Там сразу что-то посыпалось и загремело.
-Никуда не уходи, Сэм-тян. - Шин накрыл ее руку своей ладонью, тихонько погладил пальцы, поднялся и отправился к другу.
Кано не сдерживаясь, мыл сто лет немытую посуду.
-Какого хрена ты сюда приводишь девок? - Шин решил напасть сразу из-за истории с помадой.
-Ах, это я сюда вожу девок!!!
-Саманта-тян не девка!
-Да ну-у...
- Она мой друг... Мы вместе занимаемся английским. Можешь не верить, но как ты думаешь, почему я так хорошо прошел собеседование? Если мы оба знаем, что по-английски я знал только fuck you.
-Это тебя fuck!!! Она левая, не из наших девчонок, к тому же школьница! Хренов хентайщик!
-Хватит орать... Достало уже... Чего вы все орете?... - Шин прикрыл дверь в кухне и сел на столешницу. - Мы итак с ней расстанемся... Я это давно решил...
-Э-э-э...
-Ты прав. Я же не хренов хентайщик.
Кано перестал греметь посудой и как-то странно посмотрел на Шина.
-Я вспомнил ее. Точно! Ты полный идиот, Шин-кун. Это же та девчонка, которая засветилась с фотографиями с твоим автографом... Ты покойник, ты знаешь это?
Накамура смотрел в пол. Он-то знал, что идиот. Ведь еще на Новый год собирался расстаться с Самантой. Поговорить, поблагодарить, извиниться, объяснить ситуацию... А что вышло из всего этого? Он ее поцеловал. Невинно, конечно. Но это на первый взгляд невинно. У самого Шина сразу свело желудок, ладони стали влажными, и он поспешил ретироваться в машину. Эти робкие губы и удивленные глаза еще долго стояли перед ним. Он думал о них каждый день и каждый день хотел увидеть Саманту. В тот момент он даже забыл про угрозы ее брата. Только чувствовал свою правоту. Он должен был поздравить ее с Новым годом. Он должен был ее поцеловать.
- Шин-кун. Что с тобой? Эй! Я назвал тебя стремным педофилом, ты не слышал?
Да, они расстанутся с Самантой. И чем скорее, тем лучше.
-Шин-кун, черт тебя возьми! - Кано отошел от раковины и уже сидел на корточках перед Накамура и заглядывал ему в глаза. - Ты... ты влюбился, Шин-кун...?
-Что?!!! Ты что придурок?!!! - пространство возле Шина заискрило.-Я же сказал, мы - друзья, хренов хентайщик!!!

My Angel, You are Angel

главная