01:47 

Шин: Поцелуй

ajja
ребята, давайте жить дружно...
На приеме по случаю окончания чемпионата по латино-американским танцам департамент Осаки, видимо, решил разориться. Дороже могло стоить только присутствие Накамура Шина.
В целом было человек пятьдесят: финалисты, номинанты, администрация города и устроители фестиваля. Даже прессу не пустили.
Шин заученно улыбался одной из своих дежурных улыбок и постоянно кланялся. Ему приходилось делать вид, что он внимательно слушает тараторящих девиц, а самому незаметно следить за Самантой. Она, как назло, даже не приблизилась. Так и стояла у столика с отвратительными на вид бутербродами и болтала со своим партнером.
Хотя, она молодец, а он просто дурак. Конечно, нельзя лишний раз светиться вместе, особенно после того, что он отмочил на сцене. Уже звонил менеджер и интересовался, что это была за самодеятельность.
Похоже, стилист перепутал и взял пиджак Кано. Шину казалось, что плечи как-то съезжают, хотя со стороны это было незаметно. На всякий случай, он еще раз оглянулся на большое зеркало. Нет, все в порядке. Его одели так, чтобы он излучал респектабельность и недосягаемость, а у молодежи не возникло даже мысли о сокращении дистанции. На Шине был черный приталенный пиджак, черные вельветовые узкие брюки, серая, стальная рубашка и тонкий серебряный галстук.
Все пили сок, а ему отчаянно хотелось чего-нибудь погорячее и курить.

Через три часа Шин, бормоча ругательства, карабкался по дереву на второй этаж. В темноте он обломал ногти и поцарапался своим же кольцом. А если он сейчас напугает Саманту? Конечно, вторжение в окно в час ночи Накамура Шина - зрелище не для слабонервных. У девочек-подростков от такого может случиться крышесъезд. Но ведь Саманта не обычная девочка -подросток. И ей плевать на Накамура Шина. Во всяком случае, ему хотелось на это надеяться.
А кто-то срочно собирался расставаться, -напомнил он себе, когда, сорвавшись, повис на одной руке.
Шин быстро вышел из глупого положения, забросив тренированное тело наверх. Наконец. он был у нужного окна. Не перепутать бы. Шин даже зажмурился, представив последствия ошибки.
Подождав несколько минут, он стукнул в окно. Скоро оно отворилось. Даже распахнулось ,и парень чуть не полетел вниз от удара рамы.
-Ой! Шин-кун! - ни о каком испуге не могло быть речи. Сэм просто ликовала. Все-таки влезающий в окошко Накамура Шин - сногсшибательное явление. В смысле, сшибает с ног буквально. Шин подумал, что, наверно, ужасно глупо выглядит на подоконнике.
-Одевайся, Сэм-тян, - выдохнул он, стараясь не смотреть на пижаму Саманты.
Она даже не спросила, куда они идут, только кивнула и убежала в ванную переодеваться.
Накамура сидел на подоконнике и кусал ногти. Восторг от того, что он как в детстве лазил по деревьям, прошел, и ему стало страшно. Что они творят? Ладно Саманта. Она - восторженная девчонка, непуганая и наивная. Но он-то. .. Он старше, взрослее, опытнее. Он-то ведь все понимает. ..
А Саманта здорово лазила по деревьям. Может даже лучше его, в чем Шин никак не хотел себе признаться.
Они слонялись по ночной Осаке, ежась от холода и греясь в ночных кафе. Шин даже не прятался за очками. В городе было пусто. Никто не обращал на них внимания.
Наконец они зашли в какой-то ночной клуб. Вот тут Накамура пришлось снова нацепить очки и укрыться за поднятым воротником куртки. На вопрос, совершеннолетние ли они, Шин сунул охраннику в руку крупную купюру и тот сразу перестал волноваться за их нравственность. Оказавшись в клубе, парень устремился к бару. Он заказал себе пару цветных коктейлей с непроизносимым названием, а Саманте - сок.
--Кампай! - они чокнулись своими бокалами. - За твою победу!
Саманта начала медленно краснеть.
Осушив оба коктейля, Шин потащил ее танцевать. Куда что подевалось - как будто и не было усталости от перелета, выступления, приема. Шин танцевал так, что скоро народ возле них расступился. К счастью для Накамура, свет мигал так часто и так изменял лица, что узнать его в этом хаосе цветных лучей было практически невозможно. Они с Самантой были сами как два цветных луча. От выпитого его несло. За день Шин почти ничего не съел и на банкете только с улыбкой отказывался от предложенного угощения, и теперь алкоголь с бешеной скоростью несся по его крови. Парню хотелось кричать, переорать этот музыкальный шум, просто скакать от головокружительного ощущения свободы, как будто Тодо-продакшз осталось в другой галактике. А в этой можно было держать Саманту за руку, танцевать, прижавшись друг ко другу, даже ее поцеловать...
Ди-джей тем временем, видимо, ушел покурить, потому что уже минуту над танцевальным залом плыла какая-то задушевная европейская мелодия, как во французских фильмах 60-х годов. Шин уже почти не отдавал себе отчета. Он видел только огромные глаза Саманты и хотел окунуться в этот взгляд, как в прохладные воды Тихого океана. Он взял в руки лицо Саманты, еще раз удивился этому доверчивому взгляду и поцеловал ее.
Медленно, не спеша он раскрывал ее губы. Осторожно пробовал на вкус, как редчайший десерт. И ее губы сами раскрылись навстречу его губам. Язык Шина, не встретив препятствия, свободно скользнул в глубину ее рта. Такого маленького и сладкого, что у Шина потемнело в глазах. Он вообще на время будто оглох. И танцующие фигуры вокруг вдруг замедлили свое движение и казались ему проплывающими льдинами в океане. А сам Шин стоял под северным сиянием на палубе, предположим, "Титаника" и целовал самую удивительную девушку на свете за миг до крушения мира.
Шин вообще-то нечасто целовался. Старался как-то обойтись без этого. Он не был виртуозом и в прочих делах, касающихся секса. Может быть, если бы сейчас с ним была любая другая девушка, он бы измучился вопросом, как ей его поцелуй. Но с Сэм было все по-другому. Он даже не вспомнил о своих опасениях. Просто не мог оторваться от этого покорного рта.
Когда Саманта сама робко попыталась его поцеловать и ее язычок коснулся внутренней стороны его губ, а потом неуверенно проник глубже, Шин реально чуть не сошел с ума. Но, во всяком случае, это его отрезвило. Парень сразу понял всю ситуацию. Что они - два безответственных несовершеннолетних подростка... А он... он... Шин даже не мог подобрать слово, которое бы отразило всю его подлость и гнусность.
Мягко Накамура попытался завершить поцелуй, к тому же вернулся из сортира ди-джей и толпа вокруг опять радостно заскакала.
По дороге из клуба, они оба больше молчали, чем разговаривали. Шин был несколько подавлен, но всячески делал вид, что все в порядке и просто здорово. Саманта тоже была притихшей. Наконец Шин вспомнил, что сегодня еще не курил. С облегчением он ухватился за сигарету, как за соломинку. За ее дымом можно было укрыться как за ширмой. Он больше не думал о том, что нужно оставить Саманту, но дал себе слово держать руки при себе, иначе придется самому явиться к Рокуэллу и попросить об облегчении дальнейшей жизни... без предмета беспокойства...

   

My Angel, You are Angel

главная