00:23 

Кано:ангел

ajja
ребята, давайте жить дружно...

Хренов Ромео, -у Кано затекла шея. Дверь почти не пропускала голоса. Секретарь закатывал глаза и корчил рожи. Рюу стоял перед ним в молитвенной позе, сложив руки лодочкой перед собой.
-Ну еще чуть-чуть, - шепотом просил он Мо-мо-чана. -Ну что там, Кано?
Кано отмахнулся, практически просачиваясь в замочную скважину.
-Парни, вам шутки, а меня попрут отсюда, -- тихо заскулил секретарь, но Сумару одобряюще похлопал парня по плечу.
Кано злился. Этот влюбленный идиот уже несколько месяцев портил ему жизнь. Терпение было на пределе. Сколько можно так тупо лажать, почему его ничему не учат истории других парней. В конторе чего только не случалось. Но в последнее время список лохов возглавлял его друг. Кано уже двое суток, с момента передачи, хотелось дать Шину в глаз, ну или в челюсть В глаз - красоту портить, а в челюсть - только краше будет. Фанаткам понравится.
Йошида мог только в холостую сжимать кулаки, потому что, сразу из аэропорта Шина доставили прямехонько в кабинет к Папе-Тодо.
-Ну, че так долго? Потрошит он его что ли? - громким шепотом осведомился Сумару.-Подумаешь, девчонку поцеловал...
Момо-чан испуганно замахал руками.
Наконец дверь медленно отворилась и из-за нее с лицом висельника выполз Накамура Шин.
-Ну... - ребята столпились возле него.
Шин, как слепой, прошел мимо них.
У Кано возникла четкая мысль, что Накамура направляется к лестничному пролету, чтобы ёбнуться оттуда башкой вниз.
-Шин, - он ухватил друга за плечо, - поехали домой. Я скажу сенсею, что у меня понос.
Пока Йошида объяснялся с Китано-саном, Шин заморожено глядел в пространство. "Итидо" молча смотрели на ужимки Кано и даже не смеялись. Все понимали, что Накамура как-то сильно прогневал богов.
Дома Йошида терпел страдания юного Вертера (про которого он, конечно, не знает) до вечера, а к ночи развернул компьютерное кресло Шина к себе и навис над другом.
-Ну, долго это еще будет продолжаться?! - злость даже скрипела на зубах. Больше всего на свете он ненавидел эту чертову европейскую сучку, которая заколдовала его друга. Накамура Шин в какие-то два месяца стал куском кислого студня. Иногда студень ободрялся и даже был, вроде как счастлив. А потом снова хмурил брови, грузился и тупо смотрел в телефон.
Нет, Кано ее реально ненавидел. Йошида замкнуло:
-Так долго ты будешь таким идиотом!?- заорал он на Шина, буквально брызгая слюной.
-Не знаю... - промямлил его друг и уронил голову на руки.
Ну почему Накамура такой сложный, такой правильный? Его как будто до срока держали в инкубаторе, и он только-только огляделся и вдруг осознал, что вокруг не предел мечтаний мальчиков тинэйджеров, а птицеферма, и скоро им всем по очереди посворачивают головы.
В детстве у Кано была европейская переводная книжка про любовь лисенка и юной курицы, тьфу, то есть цыпленка. Лисенка звали Людвиг, а цыпочку, кажется, Тутта. Так вот у этих двоих были такие же сопливые страдания, как у его долбаного Ромео. Весь мир против, а у нас тут любовь, и сопли, сопли. А-а-а-а, как это все заебало, и лучший друг заебал, тем более когда он все время в таком состоянии.
Шин только сейчас, как спящая принцесса, распахнул свои прекрасные глаза и узрел, какая у них гнилая контора. Кано знал, что контора еще хуже, чем о ней сейчас думает Шин. Это из-за их гадкой конторы йошида до сих пор вскакивает по ночам и даже плачет во сне. Из-за этого гадюшника он хватается за Иваю и тусуется с "Химицу".
Все последующие дни Шин ходил такой же печально ёбнутый и был слишком рассеянным на репетициях и тренировках. А что мог сделать Кано? Что тут поделаешь, если твой лучший друг так банально предал тебя и вашу мужскую солидарность - только сказать ему, что он хренов хентайщик, но он итак знает...

Пиздец, котенку, - так Кано подумал не тогда, а после. А тогда... никто еще не видел, чтобы он так быстро бегал. Когда его лунный мальчик сорвался с трапеции... хорошо, хоть не очень высоко было. Шин уже спускался. Но все равно, когда тонкая фигурка в огненно-красном горящим окурком упала вниз, Кано не поверил своим глазам. А потом он не почувствовал свое сердце. Казалось, он ухнуло куда-то в черную пустоту следом за сверкающей точкой.
-Нет... -- прошептал Йошида пересохшими губами, отказываясь принимать этот факт. - Нет...
Дальше его сердце как будто сорвалось с тормоза, оно забилось с бешенной скоростью, но парень этого уже не осознавал, потому что бежал, налетая на декорации, запинаясь о провода и приборы. Шина, может быть, уже не было, а его голос все еще звучал над залом - в суматохе не выключили фонограмму. Последние два концерта вялого Накамура страховали фонограммой...
Лучше бы по-другому страховали.

Позже, в холодной белой палате, когда Шина уже починили, Кано сидел возле кровати друга и сжимал его руку. Накамура был такой же белый как эти ледяные стены. Его длинные ресницы казались приклеенными, так неестественно ровно они лежали на впалых щеках.
Кано кусал губы и чуть не плакал. Все-таки Шин-кун был каким-то высшим созданием. Его совершенство простиралось далеко за пределы его имиджа. Накамура был лучшим из них, лучшим из мальчиков Тодо. Может поэтому контора не смела протянуть к нему свои щупальца, она просто натыкалась на свет, который он излучал. И этот свет окружал его неприступной стеной. Вот и сейчас Шин походил на мертвого ангела и эти худые руки бессильно лежащие поверх одеяла были как сломанные крылья.
-Ши-и-ин-кун, - Кано все-таки сморгнул ненавистную слезу, - Я больше не буду называть тебя чертовым хентайщиком... обещаю...а Саманту-тян - девкой...

   

My Angel, You are Angel

главная