01:28 

Шин: Больница

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Дни тянулись медленно и тоскливо, несмотря на то, что внимание ему уделялось как ни кому в больнице. У палаты толпились пациенты и молоденькие медсестры из других отделений. Когда убирали утку, Шин густо краснел, представляя как ее торжественно несут мимо вереницы фанаток. Вот они минусы популярности- спокойно даже не помочишься! Ну и прочих унижений хватало...
Поломался он, в принципе, не очень сильно. Могло быть хуже. Когда Шин думал, насколько хуже, ему становилось страшно. Перспективы не обрисовал только ленивый - и лечащий врач, и Папа-Тодо, и даже Кано.
После визита Тодо Имаши у Шина резко подскочила температура и снова он куда-то провалился.
Тодо-сан не стал ему угрожать. Он только сидел напротив и молча смотрел на Шина. Смотрел и молчал, молчал и смотрел. И так где-то примерно с час. Накамура хотелось поглубже спрятаться в одеяло. Его очень угнетал тот факт, что пока он с трудом шевелится.
-На следующем концерте, как встанешь на ноги, публично принесешь извинения. Скажешь, что такое больше никогда не повторится. Ты понял?
Шин еле заметно кивнул, зажмуриваясь. Когда еще будет этот концерт, если он ощущает себя недособранным пазлом и его фрагменты еще валяются в стороне.
-И освободи свою голову от всего лишнего, она слишком дорого стоит. Лежи и думай, как ты должен будешь работать, чтобы хоть как-то погасить неустойку.
-Я буду очень хорошо работать, Тодо-сама. Простите меня. Я буду очень стараться... - Накамура попытался наклонить голову в знак раскаяния, но даже это движение вызвало у него глухую боль.
Несмотря на то, что его постоянно пичкали анальгетиками, эта монотонная боль всегда ощущалась в районе позвоночника и в голове...

На днях в коридоре раздался женский визг, который приближался и постепенно нарастал. Медсестра, с благоговейной улыбкой кормившая его бульоном, чуть не пролила содержимое ложки на простынь и удивленно подняла глаза. Но скоро она таки пролила этот чертов бульон, потому что в комнату заглянуло сразу три знаменитые головы.
Кано, Рюу и Суммару радостно лыбились Шину, но тот только недовольно поджал губы, сухо делая замечание медсестре.
-Ой, Накамура-сан, прошу прощения. Миллион раз прошу прощение. Сейчас я все заменю.
-Не надо,-деревянным голосом сказал Шин, представив, какие шутки он услышит от Итидо, если сестра сдернет с него простыню.
За троицей подтянулись и отставшие - Тагучи, Ичиро, и скоро весь состав звездного коллектива радостно расположился в палате.
Медсестра поспешила убраться, но еще долго ее голос слышался в коридоре, перебиваемый другими девичьими голосами.
-Ну, как дела, Шин-кун? Как себя чувствуешь? - по-деловому начал Ичиро. Ему в Тодо-продакшнз задание дали? - хмуро подумал Шин и ответил:
-Как в гробу на собственных похоронах, - он кивнул на несметное количество букетов.
Парни радостно и облегченно заржали.
-А чего врачи говорят, когда выйдешь отсюда? - спросил Суммару.
Шин только выразительно посмотрел на него и ничего не сказал.
-Да ладно тебе, - бросил Кано, быстро пересек палату и, пока Накамура соображал и хлопал глазами, задрал его простынь.
-О-о!!!, - радостно завопил он, -все у тебя в порядке, нечё прихериваться!
Шин судорожно выхватил у друга простынь, натянул ее до горла и стал буквально бордовым.
-Пошел вон! П-придурок!
-Сам придурок! Я что ли навернулся с этой хрени?!
Накамура очень захотелось плавно потерять сознание, но как назло по заказу это не происходило.Пришлось терпеть идиотов еще полчаса. Из всех этих дебилов только Рюу хоть как-то отличался зачатками разума. С ним Шин в итоге и поговорил о работе и о том, как они выкручиваются без него.
Когда парни ушли, снова навалилась серая тоска. Серая как дождь за окном. Зимний монотонный вялый дождь. На тумбочке лежал его сотовый, который Кано приволок еще раньше. Накамура каждый день гипнотизировал его взглядом. Но он совсем не представлял, что скажет Сэм. Что? Что он был полным дураком в Осаке? Что ему не стоило ее целовать? Что из-за этого поцелуя потом был такой геморрой? Что он едва объяснился с Тодо-саном? Что Кано уже давно не разговаривает с ним нормальным тоном, а только орет и уж лучше промолчать о тех эпитетах, которые он прибавляет к имени Сэм. Рассказать ей, что она такой милый пушистый белый котенок, которого так и хочется приласкать и все время держать рядом? Котенок... Черт, у него же кот наверно давно сдох. Кано же сам ни по чем не догадается поинтересоваться. Вечно приходится пинать эту ленивую задницу! Наконец впервые за все время в больнице Шин взял в руки телефон...

   

My Angel, You are Angel

главная