02:22 

Рокуэлл. Осенняя луна Сосну рисует тушью На синих небесах

Сильная птица
А в глазах у тебя неземная печаль. Ты сильная птица, но мне тебя жаль.
Саманта в последнее время выглядела не очень. Ему очень хотелось пожалеть ее, но он не стал этого делать. В последнее время он все чаще приходил к мысли, что был не прав, когда старался уберечь ее от всех неприятностей в жизни. Сэм должна научиться справляться с проблемами самостоятельно. Нет, конечно, неразрешимые шестнадцатилетней девочкой проблемы он возьмет на себя, но все что касается ее чувств … Он вдруг понял, что иногда испытывает умиротворение от своего Мастерства. Его перестали волновать глупые эмоции, которые создают обычным людям много ненужных проблем. Зачем? В мире слишком много других поводов для расстройства, чем встречи, расставания, любовь, дружба. Например, жизнь и смерть. Но даже они воспринимаются как неизбежное, а значит, и не стоит заморачиваться и расстраиваться, или наоборот, бурно радоваться… Если бы не Саманта, он вообще бы забыл, что это такое, эмоции. И все-таки ее было безмерно жаль. Нет, он не сможет и не будет удерживать себя от желания защитить эту кроху.
Саманта ковыряла палочками рис. «Сэм, не втыкай палочки в еду, так делают только на поминальном обеде». Саманта молча продолжала мешать рис. Опять не в духе, потому как этот «кузнечик» ей не звонит. Значит, наконец-то «Тодо-продакшенз» обратило внимание на свою своевольную звезду.
Он не удержался и сел рядом. Сэм тут же переползла к нему на колени и устроилась, прижавшись щекой к груди. Да-а-а, видимо, совсем плохо. Он погладил ее по голове. Мягкие кудряшки льнули к его руке, и он вспомнил, как сидел с ней ночами, когда она была совсем маленькой, как кормил молоком из бутылочки и менял пеленки, когда мама уходила на работу. Как сам подрабатывал по ночам, чтобы было на что купить молоко.
Вспомнил, как она кричала по ночам, когда отец отказался от нее. Кричала во сне и просыпалась захлебываясь слезами. Вспомнил, как перебрался к ней в комнату и спал по ночам возле ее кровати, чтобы успокоить, утешить, защитить. С тех пор, он знал, в Сэм жил тайный страх, что ее бросят. Он приложил максимум усилий, чтобы это чувство не распространилось на него. Пока это удавалось.
Он подцепил рис палочками и протянул Сэм, она грустно улыбнулась и открыла рот. «Сэмми молодец», – он снова подхватил рис и снова положил ей его в рот. – «За маму, за братика, за лошадку, за котика, за собачку. Ну, за кого ты там еще ела?» Сэм уже улыбалась: «За совенка, за Марию, за Марио». «А когда Сэмми вырастет, она обязательно будет принцессой и будет жить в хрустальном замке». «Ага, и у меня будет много бальных платьев и хрустальные башмачки». «Да, они будут так хрустально звенеть, когда принцесса Саманта будет идти в них по хрустальному паркету». «А все принцессы соседних королевств мне будет завидовать. И все принцы захотят жениться только на мне». Ну, на счет принцев он не сомневался. Правда, пока он всем принцам головы поотрывает, за их «художества». А ведь пока это не проблема, но что дальше? Сэм вырастет и выйдет замуж. За кого? Он с трудом представлял партию, которую счел бы достойной своей сестренки. Он был сторонник браков по соглашению. В таких браках сначала росло уважение, а потом на его почве вырастала и любовь. Браки по расчету самые крепкие, и никто не убедит его в обратном. Достаточно посмотреть на родителей. Они вместе, не смотря ни на что. А уж сколько они пережили …
Сэм подняла голову и улыбнулась уже открыто. Ну, наконец-то. А то он думал, что впервые увидит Сэм в депрессии. «Рок, у меня концерт в консерватории, если я смогу там хорошо выступить, меня пригласят участвовать в ежегодном концерте». Он склонил голову, выражая свое удивление и гордость за ее успехи. Вот уж действительно, удивление. Когда она там успела приготовиться к концерту, если всеми вечерами пропадает с этим «кузнечиком», а потом едва успевает готовиться к школе? Сэм отстранилась и пристально посмотрела на него. Ох ты, сейчас будет чего-то просить, вон уже и глаза сделала умоляющие. «Рок, я очень волнуюсь и для меня этот концерт очень важен… Может ты придешь, послушаешь? Пожа-а-алуйста». Он молча жевал рис. В общем-то от него ведь не убудет, если он хоть раз сходит на ее концерт. В конце-то концов, он в свое время приложил максимум усилий, чтобы она не только не бросила занятия скрипкой, но и продолжила обучение дальше. Да и в Японию он ее привез отчасти потому, что ее учитель по специальности, советовал ему показать Саманту в Токийской консерватории Танимура Фуджимаро. Глаза цвета итальянского неба (так говорила мама. Мама. Он вдруг понял, что соскучился по ней. Это на него так Сэм влияет, что ли? Надо позвонить маме. Вот она удивится.) были похожи на два бездонных озера. «Хорошо. Я приду. Когда и во сколько?» Сэм захлопала в ладоши.
Он хотел пойти даже в костюме, но передумал. Он плохо переносил парадно-официальное одеяние. Кобуру невозможно было спрятать. Остановился на черных джинсах и светлом пиджаке. Достаточно парадно, достаточно неофициально. А самое главное не было видно пистолетов. Это была не паранойя. Просто он не один Мастер Смерти. И вполне возможно, что его тоже кто-то ищет.
Ямада задерживался. Сегодня они должны были встретиться, видимо, придется звонить. В дверь постучали. Он уже узнавал стук Рендо. Пригласить что ли его с собой? Не так скучно. Да и потом, он достаточно привлекательный парень. Отвлечет внимание от его персоны. Он открыл дверь. Ого, Ямада в костюме, это хорошо. Он надел узкие темные очки, и они сели в такси (ну, не на мотоцикле же они поедут?).
Он слушал Паганини и понимал, что ошибся. Сэм не успокоилась. Эта девочка уже чего-то нарешала в своей маленькой белокурой головке. И это «чего-то» его совершенно не устраивало. Его бы воля, он этому «кузнечику» все-таки ноги бы повыдергал. В пьесе, а точнее в том, как ее исполняла Сэм, сквозило отчаяние. И это белое платье… «Зачем же так душу рвать …», – не удержался он. Ямада удивленно посмотрел на него.
После концерта Сэм улыбалась и выглядела вполне счастливой. Как она хорошо скрывает свои чувства! Но его обмануть она не сможет. Она видел, как сдерживается Сэм, как кусает губы, чтобы не плакать, как слегка запрокидывает голову. Точно, старается не разреветься на людях. Он вдруг понял. Она очень хотела, чтобы «кузнечик» пришел на концерт. Вот уж глупости! Его теперь и на километр к ней не подпустят.
Дома он поздравил Сэм и налил бокал вина, того, что передавал отец. Вино было отменным. То, что он предложил Сэм было легким, годовалым, а то, что он налил им с Ямада – хорошей пятилетней выдержки. Сэм поблагодарила и отхлебнула, пряча слезы в бокале. Ладно, одна надежда, проревется в комнате и успокоится. Он проигнорировал удивленные глаза Ямада, когда наливал вина Сэм. В Японии до 20 лет нельзя даже пиво. Ну и ладно. Иногда он позволял себе вспомнить, что он и Сэм все-таки итальянцы.

Комментарии
2010-12-08 в 18:55 

Yulia5ok
Женщина должна быть любимой, счастливой, красивой .А больше она никому ничего не должна.
ООООО! Саманта проявляет характер с каждым кусочком текста все больше и больше! Впечатляет девочка: сила духа, целеустремленность, настойчивость. И это все в 17 лет! Что ж дальше-то будет? И вот такая деваха рядом с "кузнечиком" (классная характеристика) - прямо идеальная пара))) Как-то Шин теряться стал как персонаж. Вы его что пережили, перестрадали и обратили все свое авторское внимание на других героев? Или ему еще перепадет вашей любви?
Хочу продолжение!!!!!!!!!!

2010-12-14 в 15:54 

ajja
ребята, давайте жить дружно...
Yulia5ok ну Шин у нас такой мальчик, занудный и скучный по природе. Который хотя кажется, что он одинок, но совсем не одинок - ему вполне комфортно жить ни к кому не привязываясь. Только исключение сестра и Саманта. Даже к маме ужасно относится. И чего его так все любят - не понимаю). А Шина мы еще долго не переживем и не перестрадаем)))) Это сейчас он для нас с Олей как-то поднадоел, наверно виноват сам Каме)))) а это старые посты - тт Шин - центр нашего авторского мира)))

     

My Angel, You are Angel

главная